Авторизация

x
Логин :
Пароль :
Войти через

Банкам можно подумать об экспансии на рынки России и Беларуси

11 Декабрь 2013 0 1481 (с) total.kz
Банкам можно подумать об экспансии на рынки России и Беларуси

Президент Евразийского центра финансового консалтинга, консультант Совета директоров Bank RBK и Qazaq Banki Жомарт Ертаев рассказал порталу источника о том, что может произойти с банковской сферой в Казахстане, какие плюсы возможны от введения единой валюты в рамках ЕЭП, и ответил на ряд других актуальных вопросов экономического и финансового характера.

- Жомарт Жадыгерович, если говорить о девальвации тенге, сразу возникают ассоциации с негативом. Может быть, вы как опытный финансист сможете увидеть в этом какие-то положительные возможности, которые можно было бы использовать бизнесменам, руководителям финансовых структур?

- Блажен, кто в плохом умеет видеть хорошее. Если рассуждать под таким углом, то, наверное, в каком-то выигрыше от девальвации оказываются сырьевики-экспортеры, ибо их тенговая выручка возрастает. Производители зерна и зернопереработчики - при условии, что у них есть возможность реализовывать свою продукцию по мировым ценам. С учетом того, что добывающий сектор является основным в структуре ВВП страны, в какой-то степени выигрывает бюджет государства за счет роста налоговых поступлений от экспортеров. Также определенную выгоду может получить банковский сектор за счет роста ресурсов на счетах компаний-экспортеров и увеличения комиссионных доходов от их расчетно-кассового обслуживания.

Тотальное подорожание импорта и снижение платежеспособности подавляющего большинства рядовых казахстанцев, чьи доходы в тенге остаются на прежнем уровне.

На другой чаше весов - тотальное подорожание импорта и снижение платежеспособности подавляющего большинства рядовых казахстанцев, чьи доходы в тенге остаются на прежнем уровне. Рикошетом это бьет по бизнесу, обслуживающему внутреннее потребление. Какая чаша перевесит - вопрос, по-моему, риторический. Девальвация - это всегда вынужденная и всегда непопулярная мера, на которую идут не от хорошей жизни. При этом хочу особо подчеркнуть, что все сказанное мною выше - это абстрактные размышления на тему «а что будет, если...», и к сегодняшней вполне стабильной ситуации в Казахстане они никакого отношения не имеют.

- Почему, по-вашему, в Казахстане наступила необходимость введения купюры достоинством в 20 тысяч тенге?

- Насколько я помню, официальные лица заявляли, что выпуск 20-тысячной купюры приурочен к юбилейной дате - 20-летию тенге. Думается, это не более чем имиджевый шаг, призванный отразить очередную веху в истории становления национальной валюты. С точки зрения имиджа действительно все очень символично: 20 лет, 20 тысяч. При этом никаких подводных камней, связанных с введением в оборот новой купюры, я не вижу. Инфляция в стране находится на контролируемом невысоком уровне, экономика демонстрирует неплохой рост. И объективных предпосылок для ухудшения этой достаточно благоприятной ситуации, на мой взгляд, сейчас не наблюдается.

- В ближайшие годы членами Таможенного союза могут стать, и, скорее всего, станут Киргизия и Армения. Возможно, в союз войдут Турция и другие страны. Каким образом сотрудничество Казахстана с ними в рамках ТС может отразиться на банковской сфере РК? Может ли активное взаимодействие с банками таких стран вывести развитие отечественной банковской системы на качественно новый уровень либо ничего не изменится/ухудшится, и как, на ваш взгляд, будут протекать эти процессы?

- Я не стал бы забегать вперед по поводу новых членов ТС, а вот что касается России и Беларуси, я полагаю, нашим банкам самое время задуматься об экспансии на рынки этих стран. Прежде всего, это относится к тем отечественным банкам, которые явно лидируют в розничном сегменте. В Казахстане рынок потребительского кредитования близок к насыщению, работающим в этой нише игрокам необходимо искать новые точки роста. Такие точки могут быть найдены на территории государств - наших ближайших партнеров. И если мы говорим о том, что сделали надлежащие выводы после кризиса 2008 года, это должно подразумевать, что банковская система Казахстана способна реагировать на глобальные вызовы и готова успешно конкурировать хотя бы на двух соседних рынках в рамках Единого экономического пространства.

Если мы хотим присутствовать на экономической банковской карте мира через 10, 20 или 30 лет, уже сегодня необходимо мыслить в точно таком же временном диапазоне, а не ограничиваться горизонтом в 3-5 лет. И, конечно же, мы уже сейчас должны уметь конкурировать с другими банками

Хотим мы того или не хотим, интеграционные процессы никуда не исчезнут - они будут только усиливаться. Согласно концепции «плоского мира», автором которой является Томас Фридман, сейчас на Земле идет третья стадия глобализации, когда в конкуренцию между собой вступают не только государства и транснациональные корпорации, но и отдельные индивидуумы. На этой стадии совершенно неэффективно водружать какие-либо физические границы, экономические барьеры, информационные стены. Изоляционистская политика сегодня - это путь в никуда, и мы в этом убеждаемся на удручающем примере Северной Кореи. В то же время Южная Корея, которая максимально интегрирована в мировую экономику и имеет возможность наращивать экспортный потенциал, пожинает щедрые плоды. Мне кажется, именно такой опыт Казахстану надо использовать как образец. Соответственно, и нашим банкам, если мы хотим присутствовать на экономической банковской карте мира через 10, 20 или 30 лет, уже сегодня необходимо мыслить в точно таком же временном диапазоне, а не ограничиваться горизонтом в 3-5 лет. И, конечно же, мы уже сейчас должны уметь конкурировать с другими банками, хотя бы представляющими соседние страны СНГ. Поэтому я возвращаюсь к мысли о том, что нужно не ждать вторжений в нашу банковскую систему извне, а самим организовывать экспансию на рынки России и Беларуси.

- В последнее время много говорится и пишется о так называемом перегреве рынка кредитных услуг. Предлагается приостановить рост объемов кредитования, например, по ипотеке. Будут ли подобные меры эффективны и не снизит ли это доходность банков?

- Что касается именно потребительских займов, то по их объему Казахстан уже перешагнул исторический докризисный максимум: 2 трлн тенге за восемь месяцев 2013 года против 1,2 трлн на конец 2007-го. Очевидно, что на рынке потребкредитов мы наблюдаем перегрев. Банки делают соответствующие выводы: кто-то начинает пересматривать свою политику выдачи розничных займов, кто-то пытается переориентироваться на другие продукты. В частности, консультируемый мною Bank RBK полностью отказался от комиссий по розничным кредитам - и не потому, что они якобы незаконны и что вокруг них поднялся шум, а для того, чтобы легче было продавать кредиты и объяснять заемщику условия. Нужно ли ужесточение правил игры со стороны регулятора? Безусловно, регулирующие органы должны контролировать все риски, однако важно, чтобы вводимые ограничения учитывали не только интересы финансовой стабильности, но и интересы самих банков. К примеру, я не уверен, что будет эффективным решение установить планку по доле неработающих кредитов (NPL) в рознице. На мой взгляд, здесь целесообразней смотреть на объем провизий для покрытия убытков. К банку, который зарабатывает достаточно для создания адекватных резервов, претензий быть не должно. И, наоборот, вопросы должны быть к банкам, доходы которых не позволяют им создавать резервы, пусть даже доля неработающих кредитов там невелика.

Резко снизив сейчас ставку по ипотеке, мы не решим проблему. Опять пойдет насыщение рынка деньгами, и в условиях дефицита предложения нового жилья это подстегнет рост стоимости квадратного метра.

С ипотекой совсем другая ситуация. Вот вы говорите: предлагается приостановить рост объемов кредитования. Не знаю, от кого исходят такие предложения. По факту у нас сейчас объем выданных ипотечных займов очень низкий, а некоторые банки и вовсе заявили о приостановке ипотечного кредитования. У банков нет дешевых длинных денег, ставка по ипотеке для большинства людей не по карману. Кстати, мне импонирует то, какие меры принимают в России для стимулирования ипотеки. В частности, речь идет о реализации государственных программ по приобретению облигаций с ипотечным покрытием, что позволяет участникам рынка получать дополнительное финансирование для работы в этом сегменте. Использование различных инструментов секьюритизации ипотечных активов реально может привести к удешевлению ипотеки. При этом надо понимать, что, резко снизив сейчас ставку по ипотеке, мы не решим проблему. Опять пойдет насыщение рынка деньгами, и в условиях дефицита предложения нового жилья это подстегнет рост стоимости квадратного метра. Таким образом, квартирный вопрос надо решать комплексно: увеличивая количество ввода в эксплуатацию недвижимости и пропорционально этому росту постепенно снижая ставки по ипотеке.

- Если народ Казахстана, привыкший брать займы на совершенно разные цели, скажем так, отлучить от кредитов, ему не на что будет приобретать жилье, автомашины и, не секрет, даже проводить семейные мероприятия. Не вызовут ли запретительные и ограничительные меры бурю недовольства среди населения? Каким образом, по-вашему, необходимо настроить работу, чтобы обойти именно самые опасные острые углы?

- Знаете, жизнь так устроена, что всем не угодишь, всегда найдутся недовольные и возмущенные. Если вспомнить те же летние страсти по девальвации - наверняка были такие, кто обменял на доллары последние тенге, а потом сдавал валюту обратно, чертыхаясь, что ему не дали подзаработать. Повторюсь: введение ограничительных мер должно быть разумным и не препятствующим развитию, а в идеале - стимулирующим его. Ведь посмотрите: в отдельных странах Восточной Европы доля кредитного портфеля банков доходит до 70-75% от ВВП против наших 40%, то есть почти вдвое выше казахстанского показателя, при этом массовых неплатежей и дефолтов там нет. Дело в том, что у них кредитная нагрузка распределена между большим количеством заемщиков, тогда как у нас чаще всего кредитуются отдельные категории лиц и предприятий. И пускай даже эти клиенты, назовем их хорошими, имеют наивысшую степень платежеспособности, однако порой они «загружаются» кредитами до такой степени, что незначительное ухудшение их финансового состояния ведет к образованию значительного в абсолютном выражении объема проблемной задолженности. То есть в погоне за «хорошим» клиентом банки иногда забывают про риски концентрации.

Сравнение с Восточной Европой показывает, что ужесточение регулирования должно заключаться не в механическом ограничении объемов кредитования, а в выработке мер, приводящих в первую очередь к качественной оценке и снижению рисков по каждому отдельному займу. Допустим, в банках, которые я консультирую, действует следующее правило: платежи заемщика по розничному кредиту не должны превышать 40% от его дохода. На мой взгляд, это оптимальный баланс, позволяющий человеку не напрягаясь обслуживать кредит. И не суть важно, какова доля потребительских кредитов в ВВП. Важно, сколько граждане зарабатывают и сколько из этой суммы они возвращают банкам в счет уплаты долга.

Однако за счет одних лишь бюджетных денег добиться искомого роста МСБ будет очень сложно. В процесс финансирования предпринимателей обязательно должны включиться, причем активно включиться, банки второго уровня.

При этом надо понимать, что есть потребительское кредитование как один из видов финансирования и есть кредитование банками экономики в целом и что первое нельзя рассматривать в отрыве от второго. Если судить по такому фундаментальному показателю, как отношение банковских активов к ВВП, то в Казахстане этот показатель составляет 45%, в то время как в странах Восточной Европы доходит до 80%, а в развитых странах может достигать 100% и более. Отсюда мы видим, что сегодня у нас не только нет перегрева - сегодня наша экономика явно недофинансирована. Руководство страны постоянно говорит о необходимости диверсификации экономики, в том числе за счет развития малого и среднего бизнеса и увеличения его вклада в ВВП. Принимаются хорошие госпрограммы. Однако за счет одних лишь бюджетных денег добиться искомого роста МСБ будет очень сложно. В процесс финансирования предпринимателей обязательно должны включиться, причем активно включиться, банки второго уровня. С другой стороны, необходимо, чтобы и сами предприниматели активно инициировали новые перспективные проекты - хорошо продуманные, качественно просчитанные и потому интересные для финансирования. Поверьте, на такого рода предложения банки откликаются очень охотно. Таким образом, потенциал кредитного рынка в Казахстане далеко не исчерпан, поле для работы есть, что нужно делать - примерно понятно, и все это не может не внушать оптимизм.

- У Народного банка, после того как он озвучил свой отказ от покупки БТА, выросли котировки, что, несомненно, порадовало его акционеров. Могло ли это быть спланировано: да или нет и по каким причинам?

- Я не сторонник конспирологических теорий. Ситуация, когда сделка по тем или иным причинам отменяется, - совершенно нормальная для бизнеса. Что касается поведения котировок, могу предположить, что на ожиданиях покупки проблемного актива, каковым, по сути, является БТА, котировки Народного снизились, а после отказа от сделки подросли.

- В составе советов директоров практически всех казахстанских банков есть представители зарубежья. Для чего это нужно и когда банки РК могут стать полностью казахстанскими? Вероятно, это связано с западными займами, взятыми некогда отечественными банками?

- Это влияние глобализации и мировой интеграции, о необратимости которой я говорил выше. Казахстан - это часть глобальной экономики, и нам необходимо быть в тренде последних финансовых знаний и опыта. Именно с этой целью - переноса и применения лучших зарубежных практик - в советы директоров и приглашаются иностранные специалисты, чаще всего на позиции независимых директоров. Исключением являются банки, которые реструктурировали свои долги. В их советы директоров иностранцы вводились принудительно в качестве представителей кредиторов, для того чтобы следить за соблюдением интересов кредиторов в течение всего процесса реструктуризации. Во всех остальных случаях факт наличия иностранных специалистов слабо связан с привлечением внешнего финансирования и никак не связан с гражданством акционеров.

- Среди экономистов в стране есть мнение, что на заре независимости оборотные средства надо было искать на Востоке, а не на Западе. Если бы все так и произошло, как это повлияло бы на экономику Казахстана и каким образом сейчас все выглядело бы?

- Начнем с того, что западные инвесторы, в отличие от восточных, сами первыми проявили интерес к Казахстану, начали изучать нашу страну, находить здесь для себя инвестиционные возможности. То есть Запад знал и знает нас лучше. Во-вторых, Восток имеет свой рынок, очень обширный, где уровень доходности не ниже, чем в Казахстане, а вот риски ниже, ибо рынок родной, знакомый. Если же рассуждать гипотетически, то от перемены слагаемых принципиально ничего бы не изменилось. Восточные ресурсы не были бы для нас дешевле, а их объем и сроки финансирования не были бы больше. И не стоит забывать про азиатский кризис 1997-1998-х, тогда как на Западе и в 1990-е, и в начале «нулевых» экономика вела себя достаточно стабильно.

- В случае ограничения кредитования населения банками могут ли своеобразным выходом в данной ситуации стать микрокредитные организации (МКО)? И готовы ли МКО к резкому скачку обращений? Возможно, в стране станет больше ростовщиков?

- Если банки будут жестко зарегулированы в рознице, МКО, безусловно, получат конкурентное преимущество. Однако не стоит забывать, что ставки у микрокредитных организаций порой в 2-3 раза выше банковских. Так что для населения может стать только хуже. При этом передел рынка в пользу МКО вряд ли произойдет: они располагают достаточно ограниченными ресурсами, объем которых в десятки, а то и в сотни раз ниже, чем у банков.

- На территории бывшего СССР создан ТС, были разговоры о создании Пограничного союза и даже о введении на территории СНГ единой валюты. Не будет ли предложение по валюте возвратом в Советский Союз и управлением из Москвы? И, к примеру, даже если не принимать во внимание суверенитет, экономически как может это отразиться на Казахстане?

- Сегодня мы можем теоретически говорить о единой валюте в рамках трех государств - членов ЕЭП. Существуют очевидные плюсы от ее введения, которые полностью отвечают целям экономической интеграции: облегчается трехсторонний товарооборот, снимаются валютные риски. Однако есть вопросы, прийти к единому мнению по которым будет очень и очень сложно. Кто будет выполнять роль центрального банка? Как разработать корректную законодательную базу, которая будет подходить всем странам-участницам? Кроме того, каждое государство имеет свою макроэкономическую политику, свои бюджетные программы, которые тоже должны быть скоординированы, что ввиду различных причин не всегда возможно. Хорошо, что мы располагаем соответствующим опытом ЕС.

Надо тщательно изучать и анализировать этот опыт, чтобы при введении единой валюты в рамках ЕЭП не повторить ошибок европейцев.

Страны еврозоны в свое время проявили политическую волю, договорились об общей валюте, создали единый центробанк, однако отсутствие единой макроэкономической политики привело к серьезным проблемам, которые вскрылись в ходе последнего кризиса. Надо тщательно изучать и анализировать этот опыт, чтобы при введении единой валюты в рамках ЕЭП не повторить ошибок европейцев. И ни в коем случае нельзя торопиться и торопить партнеров, ибо это тот самый случай, когда надо 77 раз отмерить, прежде чем один раз отрезать.

 

НОВОСТИ
Подпишитесь на нашу рассылку!
только актуальные статьи
на тему личных финансов

​​

наверх

123