Авторизация

x
Логин :
Пароль :
Войти через

В "деле БТА" нет политики - Марченко

15 Март 2010 0 611 (с) panorama.kz

В среду на своей регулярной пресс-конференции председатель Нацбанка Григорий Марченко констатировал отсутствие каких-то очень серьезных изменений в денежно-кредитной сфере в феврале. Вся статистика по итогам месяца уже публиковалось Нацбанком ранее, и она выглядит достаточно традиционно для последних месяцев, поэтому г-н Марченко вновь повторил оценки ситуации Нацбанком с небольшими вариациями.

Он, в частности, отметил, что Нацбанк в феврале купил на валютном рынке $1,7 млрд, препятствуя слишком быстрому укреплению тенге, которое тем не менее продолжалось. За последние 4 месяца суммарные приобретения Нацбанка составили более $7,5 млрд. Рассуждая по просьбе журналистов о том, что могло бы произойти, откажись Нацбанк от интервенций на валютном рынке, г-н МАРЧЕНКО отметил, что при существующем уровне цен на главные казахстанские позиции, и в частности нефть и медь, укрепление тенге могло бы зайти очень далеко, поскольку в настоящий момент приток долларов явно превосходит спрос на них внутри страны. Справиться с инфляцией при более высоких ценах на нефть было бы крайне сложной задачей, так как вслед за мировыми ценами на нефть и зерно в условиях казахстанской открытой экономики неизбежно должны были бы расти и внутренние цены на нефтепродукты и муку, и Нацбанк довольно давно говорил о том, что оптимальной с точки зрения макроэкономики для Казахстана является цена на нефть не выше $70-80 за баррель. Пока что Нацбанк, и об этом было заявлено недвусмысленно, не видит в нынешней ситуации оснований для того, чтобы ожидать какого-либо усиления инфляционного давления в связи со скупкой $7,5 млрд. Г-н Марченко подчеркнул, что покупка долларов сопровождалась дополнительной эмиссией нот Нацбанка с целью стерилизации появившейся дополнительной тенговой ликвидности. Повысившийся в январе и феврале уровень инфляции, составивший 7,4% в годовом выражении по итогам февраля, представляет, по его мнению, результат "разового всплеска", практически не связанного с монетарными факторами, не изменившимися слишком существенно по сравнению с прошлым годом, когда инфляция находилась на крайне низком уровне. Рост инфляции, и это было особенно ярко выражено в январе и в меньшей степени - в феврале, был связан прежде всего с ростом тарифов ЖКХ. Председатель Нацбанка не согласен даже с тем, что страна имеет положительную ставку рефинансирования, после того, как инфляция превысила уровень 7%, поскольку "речь идет не о монетарной инфляции". Если бы появились какие-то объективные макроэкономические предпосылки для инфляции, за Нацбанком бы не заржавело повышение ставки.

При этом г-н Марченко обратил внимание на то, что на проходившем в тот же день финансовом форуме его заместителя Данияра Акишева спрашивали не о повышении, а о понижении ставки. Нацбанк, разумеется, не намерен ее понижать, но и каких-то определенных планов, связанных с повышением, также нет. (В своем выступлении на форуме г-н АКИШЕВ упомянул все же о существовании нескольких факторов риска, связанных с инфляцией, и среди них - создание Таможенного союза и его влияние на цены, рост зарплат, а также ситуацию, когда весь навес с избыточной ликвидностью, находящейся в банках, был бы направлен на кредитование. Это также несло бы определенные риски, и ситуация требует взвешенного регулирования. При этом Нацбанк, разумеется, рассчитывает на увеличение кредитной активности и снижает доходность своих депозитов для банков. Стоимость недельного привлечения снижена до 0,5%, но банки продолжают активно вкладывать средства в такие инструменты, несмотря на их убыточность в реальном выражении по сравнению с инфляцией. Помимо снижения ставки рефинансирования, которое происходило в прошлом году четырежды, являющегося достаточно ясным сигналом рынку о снижении стоимости денег, Нацбанк влияет на ситуацию, например, через снижение ставок, рекомендуемых Фондом гарантирования депозитов, что приводит к удешевлению фондирования для банков и удешевлению кредитования.) Г-н Марченко в свою очередь комментируя тему, связанную со ставками привлечения средств банками в случаях, когда они превышают ставки, рекомендуемые Фондом гарантирования депозитов, посетовал на недостаточную суровость казахстанских законов, не позволяющих исключать банки из системы гарантирования депозитов в случае подобных периодических нарушений. На первом этапе, впрочем, речь по отношению к банкам-нарушителям могла бы идти о более крупных штрафах, чем сейчас. Привлечение по более высоким ставкам автоматически приводит к тому, что фонд относит такой банк к более рисковой категории, и его отчисления в систему гарантирования автоматически увеличиваются, но в недостаточной степени. Нацбанк по итогам февраля решил опубликовать список 5 банков, привлекающих депозиторов по слишком высоким ставкам. В шорт-листе оказались Альянс Банк, Данабанк, Мастербанк, Метрокомбанк и Нурбанк. Публикация сама по себе может стать серьезным отрицательным стимулом. В то же время г-н Марченко призвал журналистов не искать каких-либо тенденций именно в этом списке банков, поскольку они не являются долговременными нарушителями и этот список практически полностью меняется каждый месяц. Длительная игра "за гранью фола", однако, означала бы, что банк либо испытывает серьезные проблемы с ликвидностью, либо затевает слишком рискованное кредитование. Г-н Марченко также подчеркнул, что подавляющее большинство банков поддерживают ужесточение санкций против тех, кто привлекает деньги дороже, чем это установлено Фондом гарантирования депозитов.

Что касается в большей степени идеологических комментариев, не связанных с текущей статистикой, то они были связаны, например, с определением понятия непрофильных для банка активов. Глава Нацбанка призвал к тщательному обсуждению этой "непрофильности" с участием Ассоциации финансистов и действиям, при которых следует руководствоваться принципом "не навреди". Понятие непрофильности значительно различается от страны к стране, и в Казахстане уже осуществлены ограничения на кредитование аффилированных заемщиков, очевидно, должны быть ограничения на владение хедж-фондами, хотя в условиях Казахстана банки не слишком увлекаются этим, также, безусловно, должно быть выполнено указание Президента о том, что к концу 2012 года участие банка в пенсионом фонде не должно превышать 25%, поскольку уровень накоплений в пенсионной системе стал очень значительным и с аффилированностью банков и фондов могут быть связаны серьезные дополнительные риски. В то же время глава Нацбанка не хотел бы распространения "непрофильности" на активы в страховании. Согласно его аргументации, если Казахстан стремится продвинуться в области страхования жизни и вообще в розничном страховании, то при этом будет крайне сложно обойтись без банковских отделений. Г-н Марченко (как и в ситуации руководства им Народным банком) считает плодотворной идею перекрестных продаж и считает неправильным отправлять клиента, имеющего депозит в банке и желающего получить, например, полис страхования жизни или пай в ПИФе, "на другой конец города". Кроме того, неясным остается то, насколько велик может быть спрос на дочерние непрофильные финансовые активы банков. Неизвестно, удастся ли их реализовать вообще, и появление новых убытков может дополнительно осложнить ситуацию в банковской системе.

Отвечая на вопросы журналистов, глава Нацбанка также прокомментировал обвинения со стороны бывшего председателя совета директоров БТА Мухтара Аблязова. Г-н Марченко не видит в произошедшем с БТА "никакой политической подоплеки", поскольку "все решения, связанные с банком, принимались на коллегиальной основе людьми, не занимающимися политикой". У г-на Аблязова, по его мнению, в феврале прошлого года были возможности сделать те необходимые вливания в капитал банка, которые в итоге были сделаны "Самрук-Казыной", и уже в прозрачном режиме, в статусе владельца банка, постараться исправить созданные им самим проблемы. Банк не испытывал бы сложностей с пополнением ликвидности, если бы представил Нацбанку удовлетворяющие его залоги. Это было сделано на сумму в $70 млн, которые были тут же получены БТА. Между тем бывшее руководство просило о ликвидности на сумму в $1,2 млрд, взамен в качестве обеспечения предлагая туманные обещания "возвращать в страну по $500 млн". Г-н Марченко напомнил о приводимом им ранее примере злоупотреблений - получении офшорной компанией, оформленной на родственников г-на Аблязова, кредитов на сумму в $700 млн под сейфовую гарантию БТА, подписанную бывшим председателем правления Романом Солодченко. О существовании гарантии не знали ни регуляторы, ни аудиторы, ни инвесторы, покупавшие облигации банка. На Западе много говорят об аферах Медоффа на общую сумму в $55 млрд, но если сопоставить эту цифру и $10 млрд, выведенных БТА из страны, с размерами американского и казахстанского ВВП, то становится ясно, что речь идет, возможно, о крупнейшем мошенничестве в истории мировой финансовой системы. (Отнесение всех проблемных активов БТА, в том числе неудачных вложений в российские строительные проекты, возможно, правда, выглядит некоторым полемическим преувеличением.) По словам г-на Марченко, существуют два объяснения действий г-на Аблязова: то ли он оказался плохим банкиром, не задумывающимся о том, что цены на недвижимость могут когда-то снижаться, то ли банк был просто средством для вывода денег из страны в личных интересах, и г-н Аблязов рассчитывал, что в случае неудачи он "вновь заведет шарманку с политическими обвинениями", как это происходит сейчас.

Николай ДРОЗД

НОВОСТИ
Подпишитесь на нашу рассылку!
только актуальные статьи
на тему личных финансов

​​

наверх

123