Авторизация

x
Логин :
Пароль :
Войти через

Казахстан - риски растут

20 Апрель 2010 0 1575 (с) dknews.kz

14 апреля в Алматы прошел первый день VI Международной конференции по риск-менеджменту, где были рассмотрены и проанализированы не только риски финансового сектора Казахстана, но и политический риск, а также мировой финансовый кризис с неутешительным прогнозом по ситуации в мире.

Открывая конференцию, председатель правления АО «Страховая компания «Евразия» Борис Уманов заявил о том, что произошедший экономический кризис повысил роль риск-менеджмента в экономике Казахстана, но не привел к реальному росту спроса на страховые услуги.

- Как руководителя страховой компании меня не может не радовать, что случившийся кризис заставил многих казахстанцев по-новому взглянуть на вопросы управления рисками. Ко многим людям, регулярно принимающим те или иные риски, например предпринимателям, пришло осознание необходимости управлять этими рисками, в том числе при помощи страхования - как одного из самых удобных и доступных инструментов. Это уже значительный шаг вперед на пути к формированию страховой культуры, несмотря на то, что к реальному росту спроса на страховые услуги кризис не привел, - сказал он.

По его мнению, профессия риск-менеджеров стала гораздо более высокооплачиваемой, а сами они стали гораздо более востребованы рынком, хотя необходимо отметить, что это случилось благодаря настойчивости и решительности Агентства Республики Казахстан по финансовому надзору (АФН). В действенность работы риск-менеджеров по большому счету не верили до кризиса, не верят, к сожалению, и сейчас - по причине отсутствия достаточного количества ярких историй успеха, иллюстрирующих эффективность этой работы. Борис Уманов уверен, что настоящие профессионалы в этой области появляются, растут, но пока их не настолько много, чтобы это стало действительно заметным явлением.

В свою очередь заместитель председателя АФН Алина Алдамберген сказала, что начиная с 2000 года отечественными страховщиками нерезидентам передано страховых премий на сумму 275 млрд тенге, при этом в качестве возмещения по страховым случаям получено всего 30 млрд тенге. Данная статистика внешнего перестрахования свидетельствует о неэффективности перестраховочной деятельности. Среди возможных причин слабой результативности перестрахования могут быть низкая капитализация страхового сектора, проведение неэффективной перестраховочной политики, использование схем безрискового страхования. В целях повышения эффективности перестраховочной деятельности отечественных страховщиков, в текущем году регулятор примет меры по ограничению необоснованного оттока средств страховых организаций по каналам перестрахования за рубеж.

Между тем в кулуарах конференции она отметила, что внешнее страхование не всегда является эффективным, так как есть риски, которые можно передать за рубеж, но есть риски, которые можно перестраховывать, они не перестраховываются, например, риск утраты имущества при землетрясении, то есть это техногенные, катастрофические риски.

- В этом направлении мы проводим аналитику, наверное, введем меры по требованию страхования катастрофических рисков. В то же время считаем, что другие риски, которые могут быть перестрахованы на внутреннем рынке, должны оставаться на внутреннем рынке, - добавила Алина Алдамберген.

Председатель совета «Ассоциация финансистов Казахстана» Серик Аханов в своем выступлении к главным проблемам финансового сектора отнес возможности рекапитализации и реструктуризации банков БТА банк и Альянс банк, а также 29 отечественных компаний, которые объявили дефолт на Казахстанской фондовой бирже. Присутствие низкой ликвидности у финансовых компаний, сохраняющиеся риски дефолтов и финансовые риски.

Риски бывают разные

Экс-вице-президент Moody's Investors Service Джонатан Шиффер заметил, что за последние 5-10 лет поменялось понимание суверенного, политического и странового рисков. Помимо роста глобализации растет конкуренция между рейтинговыми агентствами по оценке самой привлекательной страны. Страновой риск показывает любой риск страны, например эффективность денежно-кредитной политики. При этом политический риск становится все более крупной категорией, этот риск сложно просчитать, потому что, кроме последствий национализации, в него входят качество государственных органов управления, уровень коррупции, стабильность правительства (в Казахстане это очень большой вопрос, так как пока не ясно, кто станет президентом Казахстана после Нурсултана Назарбаева) и другое.

- Очень часто критикуется таможня Казахстана, что препятствует ему стать транзитным мостом между Европой и Азией, а это уже политический риск, - добавил экс-вице-президент.

Как он сказал, страна с инвестиционным рейтингом отличается от страны без него тем, что у первой имеется стабильность институтов. Только несмотря на слабость или отсутствие некоторых политических институтов у Китая и Сингапура, там это не мешает привлечению иностранных инвестиций и росту их ВВП.

Продолжая тему политического риска Казахстана, то, по оценкам директора «Группы Оценки Риска» Досыма Сатпаева, мировой финансовый кризис серьезно повлиял на политические тренды и угрожает экономике страны, что разрушает миф о том, что сначала экономика, а потом политика.
Опережающая институциализация привела к тому, что, например, институты развития в Казахстане есть, а инновационного развития нет. Хотя институты развития создавались как элемент инновационной экономики и на эти институты было выделено около 11,5 млрд. долларов. Кроме этого началась деформация вертикали власти, которая выражается в снижении лояльности в среднем и нижнем уровнях бюрократического аппарата, а также в неточности статистических данных, поступающих к высшему руководству страны. Нарушение внутриэлитного баланса приводит к нарушению стабильности в стране.
Досым Сатпаев полагает, что отсутствие заинтересованности в развитии малого и среднего бизнеса (МСБ) привело к тому, что МСБ был оттодвинут в сторону. В то время как, например, в США компании, занимающиеся инновациями, имеют в своем штате не более 100 сотрудников, а это относится к МСБ. В дополнение к этому нет точных расчетов по потере доходов самозанятых лиц, которые поставляют товары из Китая и Турции, от вхождения Казахстана в Таможенный союз, что создает риски для роста протестного электората.

До чего доведет кризис

Что касается темы кризиса, то президент фонда «Институт экономического анализа» Андрей Илларионов отметил в своей презентации «Уроки кризиса», что пришлось столкнуться не с мировым финансовым кризисом, а еще с кризисами, которые различаются по регионам, сферам воздействия, категориям. Во всех регионах мира есть страны, не испытавшие падения ВВП, а значит, и влияния кризиса, например, Польша, Албания, Иран, Австралия, Катар, Бангладеш, Китай, Индия и прочие.
- Это кризис государственной политики. Оценивая результаты антикризисных мер получаем, что чем меньше страна применяла фискальное денежное стимулирование в процентах к ВВП, тем меньше был спад экономики, - подчеркнул он.

Директор фонда «Институт посткризисного мира» (ИПК) Екатерина Шипова сказала, что ИПК в 2009 году были проведены три международных исследования, где были опрошены экономисты и финансовые аналитики, владельцы и топ-менеджеры ведущих компаний, журналисты, освещающие экономическую и политическую тематику, ученые, футурологи, писатели, политики, чиновники, проживающие и работающие в разных регионах мира. Результаты этих опросов демонстрируют, что идет интеллектуальная работа по «демонтажу» старых идеологий и налицо идеологический кризис в трактовке будущего человечества.

Она перечислила признаки дестабилизации мира. Это:
- разочарование интеллектуальной элиты в линейном прогрессе, рост пессимизма в ожиданиях будущего;
- ожидание новых мировых кризисов в ближайшее десятилетие;
- увеличение роли неэкономических факторов в экономической политике;
- ужесточение конкуренции государств, начавшийся передел мира;
- начавшийся переход к шестому технологическому укладу;
- завершение прошлого и начало нового Кондратьевского цикла;
- начало формирования многополярности при отсутствии «инфраструктуры многополярности»;
- рост многообразия экономических и политических моделей;
- начавшийся переход к новой мировой поливалютной системе, постепенный уход от доллара как единственной мировой валюты;
- увеличение угрозы разрастания локальных конфликтов в глобальный конфликт и угрозы новой мировой войны.

Несмотря на очевидные позитивные сигналы, исходящие от мировой экономики, будущее не представляется однозначно позитивным достаточно большой доле экспертов.

Порядка 85% экспертов ожидают новой волны мирового кризиса уже в ближайшем десятилетии.

Следует отметить, что текущий финансово-экономический кризис становится, по мнению большинства экспертов, «детонатором» более масштабного и глубокого кризиса будущего. Так смягчение текущего экономического кризиса достигается за счет роста государственных долгов и дефицитов бюджетов, межгосударственных дисбалансов и общего конфликтного потенциала в мире. При этом главными заложниками становятся отдельные государства, так как проблемы бизнеса инвестируются в проблемы госбюджетов и госдолгов, экономические проблемы инвестируются в проблемы на поле большой политики. Таким образом, избегание финансовых потрясений сегодня может обернуться политическими кризисами завтра.

- Более трех четвертей, или 76% экспертов усматривают корни текущего кризиса исключительно в области финансов. Он обнажил слабость существующих финансовых моделей и регуляторных механизмов, неспособность выявлять зоны риска. Тем не менее причины грядущего кризиса, по мнению свыше 60% участников опроса, будут лежать уже вне финансовой или экономической плоскости, - прокомментировала Екатерина Шипова.

Ключевым элементом мировоззрения элит начала ХХI века стала многополярность. Но в условиях многополярности вероятность вооруженных конфликтов будет увеличиваться. Существующая де-факто однополярная модель или биполярная система, существовавшая до развала СССР, при всех своих ограничениях препятствовали росту числа вооруженных столкновений. Об этом свидетельствует статистика Упсальского университета, согласно которой из 232 вооруженных конфликтов, которые прошли с 1946 по 2006 год, более половины произошли именно после окончания «холодной войны».

Мир сегодня стоит перед выбором вариантов урегулирования спора о том, кто будет лидером в будущем, а самое главное - каким образом он это лидерство в прямом смысле завоюет. При присутствии больших ожиданий мирного решения споров путем договоренностей между ведущими державами мира и здоровой конкуренции за лидерство в экономической, технологической, управленческой и инновационной сферах. Война реально рассматривается в качестве инструмента борьбы с конкурентами, и если очагом двух мировых войн в ХХ веке была Европа, то сегодня потенциальный очаг мирового конфликта - Азия, где растут различного рода проблемы. В то же время эффект «накопления проблем» означает, что будущий кризис станет кризисом государств и межгосударственных отношений. Если невоенные технологии передела мира не будут найдены, то «испытанный военный путь» станет предпочтительным способом урегулирования долговых проблем.

Сегодня процесс глобализации совпадает с процессом виртуализации национального богатства (80% богатства стран, кроме нефтедобывающих, - нематериальные активы). Большая часть экспертов полагает, что эта тенденция сохранится. Но виртуальное богатство рискует в одночасье обратиться в ничто, если существующий строй отношений будет изменен.

Алексей НИГАЙ

НОВОСТИ
Подпишитесь на нашу рассылку!
только актуальные статьи
на тему личных финансов

​​

наверх

123