Авторизация

x
Логин :
Пароль :
Войти через

S&P не ждет улучшения ситуации в банках

31 Август 2010 0 746 (с) interfax.kz

О прогнозах и тенденциях в банковском секторе Казахстана, а также о репутации рейтинговых агентств и необходимости специализированных банков рассказала директор Группы рейтингов финансовых институтов парижского офиса Standard & Poor's (S&P) Екатерина ТРОФИМОВА.

- Как вы оцениваете итоги деятельности казахстанских банков в I полугодии?

- В I полугодии 2010 года продолжились те же тенденции, которые мы наблюдали на протяжении 2009 года - постепенная стабилизация и вялое улучшение экономической активности.

Как мы и предполагали, рост кредитования все еще не начался, рентабельность все еще находится на низком уровне, отток иностранного долгового капитала все еще продолжается, что замещается продолжающимся приростом вкладов клиентов. По году в целом мы прогнозируем, что средства клиентов могут прирасти более чем на 25%. Прогноз по кредитованию в рамках сектора более сложен, потому что он зависит от политики реструктурируемых банков и банков, не допустивших дефолт, в отношении списания кредитов и возможного изъятия залогов. Кроме того, важна скорость восстановления качества активов.

рост кредитования все еще не начался, рентабельность все еще находится на низком уровне, отток иностранного долгового капитала все еще продолжается, что замещается продолжающимся приростом вкладов клиентов

Пока не ясно, в каких объемах банки будут списывать кредиты и будет ли это происходить. Мы видим, что последнее время в этом плане активизировался БТА банк. Активные списания проводит АТФ и еще 2-3 других банка. Это все влияет на показатели по динамике кредитования системы в целом. При этом мы ожидаем, что совокупный кредитный портфель в системе изменится в диапазоне +10%/-10%. Качественный кредитный портфель банковской системы, доля которого в совокупном объеме кредитов, превышает 50%, растет, и по нему рост вполне может достичь 10% на конец года. Основным драйвером по данному сегменту станут банки среднего звена, которые активно наращивают свою рыночную долю, пользуясь сложностями и консерватизмом крупных банков.

- Каковы Ваши прогнозы в отношении банковской прибыли?

- Финальная прибыль банков зависит и будет зависеть, прежде всего, от динамики резервирования. Мы считаем, что основная необходимая масса резервов в системе уже создана, хотя мы еще не видим устойчивого перелома к восстановлению резервов, который, скорее всего, проявится в 2011 году и будет позитивно влиять на прибыльность.

При этом, с нашей точки зрения, динамика прибыли в очень незначительной степени свидетельствует о реальной рентабельности банковского бизнеса в Казахстане, которая значительно упала по итогам кризиса. Даже на новом этапе цикла, в который мы входим - в фазе постепенного восстановления, рентабельность будет значительно ниже, чем до кризиса. Это связано с повышенным консерватизмом банков в кредитовании, повышением ценовой конкуренции, сокращением процентной маржи и объективным сокращением пула качественных клиентов, с которыми банки готовы работать.

Эффективность, затратность, ресурсоемкость казахстанских банков значительно ухудшатся по сравнению с докризисным периодом

Кроме того, мы видим структурные изменения по ресурсной базе банков, которые теперь стратегически делают ставку именно на развитие внутренних источников фондирования, в частности, клиентских вкладов, которые с точки зрения их ресурсоемкости, затратности являются более дорогим ресурсом по сравнению с иностранными заимствованиями. Обслуживание, привлечение, скажем, $10 млн клиентских вкладов стоит значительно больше с точки зрения трудоемкости, поддержания филиальной сети, чем привлечение двустороннего займа на ту же сумму. Эффективность, затратность, ресурсоемкость казахстанских банков значительно ухудшатся по сравнению с докризисным периодом. Процентная маржа значительно снизилась, и мы не видим предпосылок даже в посткризисном периоде ее восстановления до докризисных уровней. В ближайшие 2-3 года она, скорее всего, не будет превышать 5%.

- В какое время вы ожидаете уже стабильное улучшение?

- Давать какие-то конкретные прогнозы очень сложно, потому что на рынках остается очень высокая неопределенность по дальнейшей динамике развития ситуации. Банковский сектор является фактически зеркальным отражением ситуации в экономике. Несмотря на то, что последние месяцы Казахстан демонстрирует высокие результаты, рост, прежде всего, связан с экспортоориентированными секторами экономики, а это не означает позитивное восстановление рынка в целом. Поэтому без улучшения экономической ситуации по основным сегментам экономики говорить о каком-то стабильном росте банковского рынка не приходится. Активизация деятельности в банковском секторе возможна не ранее 2011 года, скорее во второй его половине.

Активизация деятельности в банковском секторе возможна не ранее 2011 года, скорее во второй его половине

Казахстанская банковская система выходит из этого кризиса во многом обремененной тяжелым грузом проблемных кредитов. По нашим прогнозам, на восстановление качества активов до докризисных уровней уйдет от двух до пяти лет, и это при условии сохранения текущих позитивных макроэкономических тенденций. В случае новых сбоев в экономике или нового ухудшения ситуации на мировых рынках восстановление может замедлиться и займет больше времени.

- Каковы ваши прогнозы относительно проблемных кредитов?

- Мы видим, что проблемная задолженность, в широком ее понимании, включая реструктурированные кредиты, постепенно стабилизируется на уровне 40-50%, но мы сейчас воздерживаемся делать более точные оценки, учитывая неопределенность на мировых рынках капитала и все еще очень волатильную ситуацию.

Мы не исключаем дополнительного ухудшения, но оно будет иметь маржинальный характер. В 2011 году возможен перелом тенденции и начало постепенного сокращения этой доли, что будет связано как с совокупным ростом кредитного портфеля - так и с постепенным восстановлением проблемных кредитов.

Проблемный портфель, который сейчас осел на балансах банков, не означает окончательной вложенных средств. Из этих 40-50% немного больше трети - особо проблемные, которые имеют мало шансов на восстановление. Эта доля достаточно комфортно перекрывается накопленными резервами. Политика банков и госагентства по финнадзору, нацеленная на аакумулирование значительных резервов, достаточно сильно ударила по прибыли. Тем не менее, эта политика поможет нивелировать будущие списания проблемной задолженности. Резервы достаточно долго будут оставаться грузом на балансах банков, такого противовеса проблемным долгам со временем будет способствовать активизации кредитной деятельности банков.

- Насколько успешно, по Вашему мнению, прошла реструктуризация двух казахстанских банков?

- Очевидно, что решения государства по спасению этих банков и реструктуризации задолженности во многом способствовали минимизации панических настроений, которые столь болезненны для банковского бизнеса. Мы позитивно отмечаем относительно быстрое завершение процесса реструктуризации, особенно в случае Темiрбанка. Она была завершена значительно быстрее, чем за год, что по международным стандартам является быстрым и эффективным результатом, особенно для развивающихся рынков. Уровни возвратности, которые были предложены инвесторами, в разы превышают исторические уровни, которые мы видели в регионе СНГ в предыдущие кризисы.

Завершение реструктуризации является очень важным психологическим переломным моментом, как для иностранных инвесторов, так и для внутреннего рынка. Хотя говорить о полной кристаллизации структуры банковского бизнеса в Казахстане несколько рано. Процесс реструктуризации банков и банковской системы в широком понимании не завершен, потому что он подразумевает под собой более сложные процессы по восстановлению бизнес-структур и бизнес-процессов в этих банках, это занимает время. Мы видели, что в результате кризиса банковская структура системы в Казахстане стала более сегментированной. В отличие от множества других примеров в мире, когда кризис приводит к консолидации банковской системы, фрагментация в банковском секторе в Казахстане только возросла, что подчеркивает беспрецедентность кризиса. Количество банков увеличилось, средние банки отыгрывают доли рынка у крупнейших банков, которые несколько притормозили свое развитие, поэтому по формальным признакам уровень раздробленности системы несколько увеличился, хотя на и не изменил расположение сил принципиально.

Структура банковской системы в Казахстане в дальнейшем будет зависеть от судьбы банков, попавших под реструктуризацию. В зависимости от того, кто станет финальным собственником банков, станет понятно, насколько они будут агрессивны и как будут изменяться их позиции и доли на рынке. Банки, которые не допустили дефолта, тоже во многом переосмысливают свое положение на рынке, свою стратегию. Там тоже возможны изменения, как в отдельных бизнес-сегментах, так и в общих подходах бизнеса.

Кризис показал, что модель казахстанского банковского бизнеса, как локомотива экономики, не работает, банковский бизнес не может развиваться в отрыве от реального сектора экономики и населения

Очевидно, что важнейшим результатом этого кризиса стало повышение консерватизма, повышение качества принятых решений, что, безусловно, снижает амбиции банка и темпы их роста. На новом этапе развития банковский бизнес будет расти значительно медленнее и более аккуратно, чем это было в докризисный период. Кризис показал, что модель казахстанского банковского бизнеса, как локомотива экономики, не работает, банковский бизнес не может развиваться в отрыве от реального сектора экономики и населения. Кризис в Казахстане продемонстрировал ту структурную проблему, о которой мы говорили еще до кризиса: отсутствие фундаментальных опор в виде внутренних источников ресурсов и недостаточного качества кредитного портфеля, а как результат - недостаточного качества заемщиков внутри страны. Приятно видеть, что проблема осознана и над ней реально работают как регуляторы, так и банки. Мы надеемся, что на новом этапе развития будет заложена новая качественная платформа для качественного развития банковского сектора, опираясь на эти фундаментальные основы. При этом необходимо понимать, что это будет более медленное развитие с более низкой рентабельностью, менее динамичное. И пока нам не совсем ясно - насколько и банковское сообщество, и предприятия, и даже государство готово к этому в долгосрочном периоде. Поэтому важнейшим остается вопросом - насколько тот консерватизм, который увеличился в последнее время, будет устойчивым в долгосрочном периоде, потому что негативный опыт быстро забывается.

- Есть ли у Вас предположения относительно будущих акционеров реструктурируемых банков?

- Сейчас очень сложно делать прогнозы, поскольку не завершен процесс. Очевидно, что государство не спешит продавать банки. Основная установка - чтобы продажи были максимально эффективными и полезными как для экономики, так и для государственного бюджета.

Конечно, уровень государственной поддержки экономики был беспрецедентным и, по нашим оценкам, составил около 15% ВВП, что является одним из самых высоких пакетов поддержки в мире. Одна из задач государства - максимально компенсировать эти затраты. Поэтому мы понимаем, что если будут продажи, то они не будут экстренными, не будут совершены в спешке и будут проведены с максимальной выгодой как для банков, так и для государственного бюджета. Это во многом будет вопрос цены, во многом вопрос стратегии, того, что может привнести новый собственник. Учитывая все еще очень тяжелую внешнюю конъюнктуру и проблемы, с которыми сталкиваются крупнейшие потенциальные инвесторы на своих рынках, говорить о скорейшем прогрессе в этом вопросе сложно. Даже Сбербанк, который публично признает возможность приобретения участия в БТА банке, не принял своего финального решения и будет его официально рассматривать после завершения реструктуризации.

- Какие банковские риски остаются наиболее актуальными в этом году?

- По мере улучшения ситуации с ликвидностью кредитный риск вышел на первое место и будет доминировать в деятельности банков ближайшие год-полтора, как минимум. Кредитный риск связан, прежде всего, с необходимостью работать с той проблемной задолженностью, которая уже проявилась. Выдача новых кредитов, по нашим наблюдениям, идет, но в совокупном показателе системы не столь заметна, потому что идет амортизация и работа со старой задолженностью. Новые выдаваемые кредиты значительно лучше по сравнению со старым портфелем, что связано с более аккуратным отношением к рискам, поэтому кредитный риск в основном связан со старым портфелем.

- В Казахстане существуют полярные мнения относительно создания и дальнейшего функционирования специализированных банков. Каково ваше мнение и ваши прогнозы на этот счет?

- Международный опыт работы специализированных банков с государственным участием очень разнится, и здесь нет универсального рецепта успеха. Все очень индивидуально и зависит от очень специфических причин, связанных с экономической обстановкой в стране, структурой собственности и даже от человеческого фактора, когда состоятельность и профессионализм той или иной команды, которая берется за дело, во многом определяет успех.

Важное значение имеет позиция государства по возможному вмешательству и диктовке условий работы, что обычно имеет негативные последствия как для коммерческого потенциала, так и для эффективности работы таких банков. С нашей точки зрения, на рынках, которые находятся на начальном этапе своего развития, к которым мы относим Казахстан, где к тому же кризис откатил систему в своем развитии и во многих вопросах приходится начинать с нуля, в социально-значимых и чувствительных отраслях и сегментах экономики наличие государственных специализированных банков вполне оправдано. Но такое участие должно иметь определенный горизонт выхода из проекта. Потому что рыночные принципы открытой экономики способствуют большей эффективности принятия решений при должном государственном контроле, не обязательно при прямом участии.

- В настоящее время в Казахстане открыт первый исламский банк, планируется открытие второго, уже с участием госбанка развития. Как вы оцениваете их потенциал?

- Исламский банковский бизнес играет все большую роль и занимает большую долю на международных финансовых рынках. Однако он имеет достаточно ярко выраженную региональную и этническую специфику, поэтому его развитие активизируется в определенных регионах, в частности, Азии и Ближнем Востоке. Интерес исламских банков к Казахстану мы оцениваем позитивно, но мы не ожидаем, что они будут иметь какое-то принципиальное значение в среднесрочной перспективе, чему не способствует ни национальная специфика, ни величина интереса исламских банков. Любая диверсификация источников финансирования для банков и заемщиков Казахстана - дополнительный позитивный шаг, но мы не видим предпосылок, чтобы это приобретало какое-то глобальное значение.

- Глава Национального банка Казахстана Григорий Марченко высказал мнение, что в настоящее время целесообразно приучать население к волатильности рынка, чтобы не возникала паника при каждом скачке курса. Разделяете вы его мнение?

- Это очень точное и правильное наблюдение. Действительно, динамика курса во многих странах бывшего Советского Союза является больше, чем просто финансовым показателем. За постсоветские годы динамика курсов в этих странах воспринимается как важнейший индикатор экономической стабильности. Действительно, при резких колебаниях вызывает очень серьезные социальные всплески и даже панические настроения. Это очень болезненно сказывается на финансовом секторе и банковской системе. Конечно, желательно переломить ситуацию, чтобы у населения, у экономики, у банков выработалось больше устойчивости к возможным колебаниям курса, но это очень сложно реализуемо в краткосрочной перспективе. Это возможно только при определенном эволюционном процессе, на это уйдет время.

Для доверия банковской системе и притоков банковских ресурсов роль государства очень важна, однако даже социальной рекламы, связанной с работой банков, почти не существует

Уровень финансовой грамотности населения, а зачастую и представителей бизнеса, очень низок в Казахстане. Это очень важная структурная проблема, которая сказывается на различных аспектах деятельности. Поэтому разные образовательные программы очень важны. Зачастую даже перелом восприятия имиджа банков очень важен. Для доверия банковской системе и притоков банковских ресурсов роль государства очень важна, однако даже социальной рекламы, связанной с работой банков, почти не существует. В то время как рекламы вкладов и кредитов огромное множество. Каких-то разъяснительных передач в доступном варианте нет. Элементарное объяснение того, как работать с банкоматами, необходимо многим людям все еще, даже экономически активным гражданам.

- Кстати, тот же глава Нацбанка высказал мнение, что рейтинговые агентства дискредитировали себя в период кризиса. В целом, это мнение высказывалось многими специалистами, и не только в Казахстане. Какие меры принимает, например, S&P для восстановления доверия?

- На этот счет могу отметить, что в регионе СНГ мы практически не потеряли клиентов, которые мы рейтингуем. Отзывы рейтингов носили единичный характер. Мы значительно повысили нашу работу с инвесторами, с прессой, с участниками рынка для разъяснения того, что мы делаем и почему. Кризис, конечно, показал недопонимание того, что такое рейтинги, что они означают, показал недопонимание наших прогнозов. Теперь для их разъяснения требуются дополнительные усилия с нашей стороны, что мы сейчас и делаем. Мы внимательно работаем над уточнением наших методологий, в основном в отношении структурных финансов, но даже наша традиционная работа по рейтингованию банков, компаний в меняющихся условиях рынка требует уточнения определенных моментов нашей методологии.

- Спасибо за интервью!

НОВОСТИ
Подпишитесь на нашу рассылку!
только актуальные статьи
на тему личных финансов

​​

наверх

123