Не успел казахстанский финансовый сектор прийти в себя после заявления главы госфонда "СамрукКазына" о намерении провести переговоры с зарубежными кредитодателями банков на предмет реструктуризации задолженности, как кабмин преподнес новый сюрприз. На этот раз его автор - премьер-министр Карим Масимов. Как следует из его же слов, глава правительства собирается довести до конца работу по обеспечению честной конкуренции в финансовом секторе.

Именно недостаточная работа по развитию конкуренции в финансовом секторе  стала одной из причин нынешней ситуации в данном секторе, считает, по информации КазТАГа,    г-н Масимов. При этом он ссылается  на президента Назарбаева, который в 2006 году «ставил задачу по недопущению создания монополии в финансовом секторе».

«Тогда это было вне компетенции правительства, это находилось в АФН, которое не подчиняется правительству. Сейчас это находится в агентстве по защите конкуренции, т.е. у нас. Думаю, что та работа, которая не до конца была проведена, по достаточно честной конкуренции в финансовом секторе, дает те результаты, которые мы сегодня видим», —  объяснил премьер в ходе расширенной коллегии Агентства по защите конкуренции по итогам работы за 2008 год.

Трудно вспомнить, что имел в виду три года назад Нурсултан Назарбаев, особенно если  учесть, что конкуренция между казахстанскими банками всегда была острой, а участники первой десятки тогда все рвались в лидеры. Странно другое. Почему глава правительства решил вдруг выполнить поручение президента страны, данное в куда более спокойное время, в условиях мирового финансового и экономического кризиса?

Потому что «тогда это было вне компетенции правительства, это находилось в АФН, которое не подчиняется правительству»? А «сейчас это находится в агентстве по защите конкуренции (ФЗК), т.е. у нас»?

Похоже, премьер-министр, которому в прошлом довелось поруководить двумя казахстанскими банками («АТФБанком» и «Народным»), так и не понял, что если время — деньги, то информация — это большие деньги,  поэтому слишком неосторожно разбрасывается словами. Ведь из заявления Карима Масимова однозначно следует — правительство собирается снизить долю системообразующих банков в общих показателях финансовой системы страны.

Хотя возможен еще один фантасмагорический вариант. Поскольку через пару месяцев ФНБ «СамрукКазына» станет крупным участником, «Казкоммерцбанка», «Народного банка Казахстана», «БТА Банка»и «Альянс банка» и тем самым получит права банковского холдинга, Карим Кажимканович в качестве председателя Совета директоров фонда будет бороться сам с собой и Кайратом Келимбетовым. Уже смешно, не правда ли?

Как, спрашивается, должны отнестись участники казахстанского и мирового финансового рынков к словам премьера о том, что недостаточная работа по развитию конкуренции в финансовом секторе Казахстана стала одной из причин нынешней ситуации в данном секторе? И что там существуют «скрытые монополии, с которыми нам нужно окончательно разбираться»? Можно предположить,  отнесутся плохо.

Что неудивительно! Если в других государствах предпринимаются экстраординарные меры чтобы успокоить инвесторов и клиентов банков, не допустить паники и недоверия к финансовым институтам, поддержать их ликвидностью и предотвратить банкротство, наши государственные мужи прилагают все усилия, чтобы добиться обратного.

Вспомним, сначала правительство потребовало и добилось права вхождения в капитал четырех системообразующих банков под предлогом срочной им помощи. С тех пор прошло почти полгода, а помощь где была, там и находится, — в госбюджете, Нацфонде и на счетах ФНБ «СамрукКазына».

Потом последовало заявление Кайрата Келимбетова, и понадобились специальные заявления «Казкоммерцбанка», «Народного банка Казахстана», «БТА Банка» и «Альянс банка», чтобы ослабить негативное впечатление от слов председателя правления фонда. На что последний отреагировал как пошаливший ребенок:  мол, если не хотите, то и не надо.

И вот теперь грозится премьер-министр: «Мы должны безжалостно в этом направлении двигаться, поскольку без этого реальное развитие частного предпринимательства двигаться дальше не может. У нас есть органы, необходимое законодательство, чтобы все эти вопросы решались».

Интересно, сколько еще продержатся казахстанские банки в условиях, когда кризис отсек их от источников фондирования и принуждает ежеквартально возвращать по 2—3 миллиарда долларов, ситуация в экономике ухудшается, цены на экспорт упали, растут валютные риски в связи с ожидаемым снижением курса тенге к доллару, а государственные мужи делают непонятные заявления?

Кстати, аналитики RBC Capital Markets (RBC CM) рекомендовали на днях инвесторам покупать свопы кредитного дефолта по долгу Казахстана. Еще они сообщили, что последние выросли к 15 января 2009 года до 782 базовых пунктов с 620 базовых пунктов на 12 декабря прошлого года. RBC CM предполагает, что дефолтные свопы по Казахстану могу вырасти до 1000 пунктов.

И значительная часть этой прибавки будет делом рук и языка премьер-министра Карима Масимова. С чем его и поздравляем — он начал реально влиять на экономику страны!