Авторизация

x
Логин :
Пароль :
Войти через

Астана лидирует в антикризисном параде - оценка экспертов

24 Апрель 2009 0 672 (с) bnews.kz

В ходе специального исследования «PostСССР: оценка антикризисных действий правительств», проведенного Институтом посткризисного мира, было выяснено: мировая экспертная элита признает лидерами в деле борьбе с кризисом Казахстан и Россию.

Антикризисные программы стран бывшего СССР, совместно занимающих 1/6 часть суши нашей планеты, всколыхнули умы экономистов, аналитиков, владельцев крупнейших компаний и ученых многих стран мира, обсуждающих - можно ли выделить общие цели и принципы для стран, которых связывает общее прошлое, общая обветшалая инфраструктура, общая «газовая труба».

Чей опыт в большей степени окажется успешным на выходе из «Всемирной депрессии-2», с кого нужно брать пример остальным?

На твердое «отлично» были оценены антикризисные рецепты Астаны и Москвы, следом отмечен Минск, в аутсайдерах же оказались Киев и страны Балтии. К такому выводу пришли 134 эксперта из 21 страны мира (СНГ, США, Австралия, страны Восточной и Западной Европы и др.), а также 5,5 тысяч респондентов из стран Содружества, опрошенные в феврале 2009 года.

Аналитики отмечают, успех той или иной страны сегодня определяется нахождением верного баланса между непопулярными финансовыми и экономическими мерами, необходимыми для спасения своей экономики (девальвация нацвалюты, например), и удержанием социальной стабильности. По сути, руководству стран нужно пройти меж Сциллой и Харибдой, причем в каждом случае нужно грамотно выстроить лоцию антикризисного маршрута, с поправкой на ситуацию в регионе.

Антикризисный перформанс кабинетов - каким образом выглядит сегодняшняя расстановка сил на огромном пространстве от Западной Европы до Китая и Японии.

Россия, имеющая наибольшие шансы, по мнению наблюдателей, раньше других стран выйти из кризиса, в то же время может не сохранить свою социальную и политическую стабильность. Казахстан, который по критериям успешности в области антикризисной политики и прогнозам быстрого выхода из «трудного времени» почти не отстает от северного соседа, выглядит, тем не менее, более благополучным и стабильным в социально-политической картине.

На поддержку экономики правительства РФ и РК тратят беспрецедентные средства: Москва - 12% ВВП, Астана - 15% ВВП. В начале 2009 года стала ощутимой разница антикризисных моделей двух государств, несмотря на кажущуюся схожесть - в качестве главного индикатора успеха вице-премьер Правительства РФ Алексей Кудрин назвал уровень инфляции (сдерживание роста цен). Премьер-министр РК Карим Масимов в качестве главной цели - 2009 обозначил занятость населения (рабочие места). Экономическая политика России основана на сжатии денежной массы, удорожании кредита и высоких налогах. Казахстан нацелен на активизацию деловой активности (прежде всего малого и среднего бизнеса). В России стали недоступными кредиты для МСБ, аграриев, ипотека (государство практически не регулирует их процентные ставки) - в Казахстане удалось осуществить снижение процентных ставок за счет национализации крупнейших банков страны. Какая из доктрин эффективнее - покажет время.

«Наиболее системно готовились и проходили кризис две страны с равным успехом - это Россия и Казахстан. Возможно, эта готовность к кризису связана с уроками, которые уже были пройдены», - считает директор украинского Центра социальных исследований «София» Андрей Ермолаев.

«В целом для того, чтобы выстроить какую-либо слаженную антикризисную программу, необходимо иметь деньги. В США она базируется на привлечении денег (фактически их печатании), и такой возможности нет ни у одной другой страны. В России она зиждется на Стабфонде, более или менее стройная система существует и в Казахстане в связи с тем, что у них банковский и финансовый рынок более развит, чем даже в России. В этом отношении они могут сказать, что у них есть определенная антикризисная программа. Но про другие страны такого сказать нельзя», - говорит президент Российского биржевого союза Анатолий Гавриленко. «Долгое время Казахстан был как раз тем форпостом, с натуральной экономической политикой, то есть там делалось то, чего у нас не делалось. Пенсионная система - супер. Региональную финансовую систему там стали создавать раньше», - заявляет доцент кафедры фондового рынка и рынка инвестиций ГУ-ВШЭ (Россия) Андрей Столяров.

«В первую очередь если говорить о Казахстане, то это - нахождение компромисса между государственным вмешательством и свободным рынком, - полагает главред украинского сайта «Финансист» Игорь Луценко.- Та модель, которую выбрали в РК, сработала, они действительно нашли компромисс. С одной стороны был достаточный либерализм и, соответственно, приток денег, которые этот либерализм любят. С другой стороны, были найдены модели управления не в такой мере насильственные, которые существуют на остальной территории постсоветского пространства. Были найдены мудрые подходы в управлении финансами, и были определены шаги на упреждение. В казахской сфере финансовых и банковских услуг были проведены реформы, которые значительно укрепили те секторы, которые сейчас пошли вниз во всем мире».

Вспоминая о действиях «на опережение» эксперт, очевидно, имеет в виду меры, предпринимаемые казахстанским руководством еще с осени 2007 года: так, при первом проявлении симптомов кризиса, правительство РК начало выкупать объекты незавершенного строительства и проводить впечатляющие интервенции капитала в финансовый сектор. Масштабную помощь от государства получили и те сферы экономики, которым, в соответствии со Стратегией индустриально-инновационного развития страны, отводилась роль локомотивов экономического роста - реальный сектор, малый и средний бизнес, сельское хозяйство. Им были предоставлены дешевые кредиты, приоритетный доступ к госзаказам и различные налоговые и административные преференции - обновленный Налоговый кодекс, вступивший в силу с нынешнего года, сократил фискальную нагрузку на реальный сектор экономики почти на треть.

Украина, по мнению наблюдателей, выглядит сегодня настоящей зоной военных действий и полного провала антикризисной политики. Беларусь и Азербайджан внушают определенные надежды, а Грузия и Кыргызстан, напротив, вызывают серьезные опасения. Армения, Молдова, Таджикистан, Туркменистан и Узбекистан, увы, находят слабые отзывы у экспертов, хотя там и прогнозируются социальные волнения, вследствие возвращения многих граждан, ранее зарабатывающих за рубежом.

Действительно, такую степень интеллектуальной готовности к тяжелым временам, как Казахстан и Россия, продемонстрировали не все: настоящим «антигероем» смотра антикризисных программ стала Украина, которой, по мнению экспертов, «мягкая посадка из кризиса в ближайшие два года не светит». К слову, какую-никакую антикризисную программу Киеву продиктовал Международный валютный фонд в рамках кредитной программы stand by на $16,4 млрд.: создание Стабилизационного фонда, участие государства в капитале проблемных банков, а также мораторий на повышение минимальной заработной платы населения до уровня прожиточного минимума.

По оценкам наблюдателей, против Украины сыграла традиционная политическая нестабильность, а также курсовая политика государства, в результате которой с сентября 2008 года гривна девальвировала примерно на 60%. «Украина, в отличие от Казахстана, совершенно не цеплялась за свою национальную валюту и отпустила ее сразу, - говорит вице-президент армянской компании RAN-DEX Вадим Георгиади. - И это привело к тому, что разрушилась клиентская база банковской системы. Вдобавок к вышеперечисленному объем долгов государства на сегодняшний момент, при учете ссуды МВФ, достигает 17,6 миллиарда долларов. Это понизило место Украины в рейтинге эффективности антикризисных мер».

К Незалежной присоединились и «продвинутые» страны Балтии: Литва, Латвия, Эстония. «Они разваливаются с политикой ничегонеделания, такое ощущение, что они полагаются на чудо со стороны России (в случае с Украиной) и со стороны ЕС (в случае со странами Балтии). Украина все еще надеется на российские дешевые цены на нефть, а страны Балтии считают, что Евросоюз будет подкармливать их деньгами вечно», - говорит аналитик Australian Bureau of statistics Фрэнк Ортон. «В Литве и Латвии кризис застал экономики этих стран в точке «перегрева», и правительствам не удалось одновременно бороться с банковским кризисом и спадом производства, обусловленным естественными причинами. Плюс - не очень своевременно был затеян переход к единой европейской валюте, от которого все равно пришлось, в конечном счете, временно отказаться», - подчеркнул Алексей Власов, генеральный директор Информационно-аналитического Центра по изучению постсоветского пространства МГУ (Россия).

Важнейшим направлением, связанным, как считают аналитики, с необходимостью применения политических рычагов - это неизбежность политической и экономической интеграции на постсоветском пространстве. «Интеллектуальная» готовность к кризису, выраженная в способности национальных лидеров генерировать инновационные и консолидирующие идеи, обращенные в будущее, становится конкурентным преимуществом страны в борьбе за выживание. Немаловажна и готовность к идеологическим прорывам - идеология «солидарности», объединяющая людей, возрождающая патриотизм, предлагающая позитивную миссию.

«Наибольшие шансы у тех, кто сможет суровее всего избавиться от «постсоветской элиты», покончив с коррупцией и непрофессионализмом управленцев, у тех, кто сможет реально возглавить процесс интеграции стран. Думаю, больше всех шансов у Казахстана, РФ и Беларуси», - считает российский обозреватель РП Монитор Владимир Кучеренко. «РФ и РК интеллектуально готовы к этому кризису, потому что они сейчас выступают как реакторы новых идей на уровне глобального диалога.

Инициативы Назарбаева по стимулированию макрорегиональной интеграции, по формированию сильных резервных национальных валют, и по началу диалога о возможности новой глобальной резервной валюте - все это говорит о том, что у Казахстана есть видение роли своей страны и в регионе, и в мире в контексте прохождения кризиса», - считает Андрей Ермолаев.

«Нурсултан Назарбаев всегда выходит с каким-то глобальными проектами, которые, на самом деле, очень позитивно заряжены, - говорит директор аналитических программ ИАЦ МГУ-РГГУ (Россия) Наталья Харитонова. - Он анализирует причины, породившие кризис. Я абсолютно согласна, что все-таки кризис - это шанс. Шанс изменить политическую систему, изменить все».

Россия, будучи в лидерах антрикризисного рейтинга, однако зачастую становится мишенью для критики: с точки зрения коррупции во власти, того, что средства не доходят до реального сектора, неудачного сценария девальвации рубля и отсутствия законодательной поддержки МСБ. «Российское правительство пытается провести вливание денег в экономику, выдавая кредиты банкам. Это своевременно и хорошо, но только дальше она не проходит до предприятий реального сектора, так как для этих предприятий проценты по кредитам, которые предлагают банки, оказываются неподъемными (20-25 %). Да и, вообще, банки стараются этого не делать: они пытаются брать деньги, конвертировать их в валюту и ищут выгоду на слабеющем курсе рубля. В этом плане, если брать государственное регулирование ставками, то мне кажется, что на Западе и в Америке более правильно - у них идет снижение процентной ставки, а в России - повышение», - считает германский экономист Дэниэль Берг. «Вертикальная система власти в казахстанском исполнении лучше, чем в российском. В России проблема заключается в том, что строгость законов компенсируется необязательностью их исполнения», - говорит Алексей Дрозжилов, управляющий портфелем Международной Финансовой Корпорации IFC/World Bank (США).

Социальные, экономические и политические обострения, как полагают участники опроса, будут вызваны слабостью политической элиты, низким качеством госуправления, некомпетентностью правительств в разработке и реализации антикризисных стратегий (страны Балтии, Украина, Грузия, Беларусь, Таджикистан). Высока вероятность социальных потрясений и в слаборазвитых странах с низким уровнем жизни, отсутствием собственного производства и сырьевых ресурсов. «Скорее всего, рост социальной напряженности может произойти в таких странах, как Таджикистан, Киргизия, Армения, Грузия, Молдова. По Армении удар наносится одним единственным способом: обесценивается главный экспортный товар армянского народа, а именно: армянские гастарбайтеры. У нас сегодня половина валового продукта страны приходится на трансферты от гастарбайтеров, в основном, из России. Если удар кризиса приведет к тому, что они перестанут посылать деньги в Армению, то страна станет ровно в два раза беднее. И это, безусловно, приведет к огромному социальному напряжению, потому что сегодня Армения - вполне потребительская страна. Людей бедных много, но нищих уже почти нет, и все как-то худо-бедно кушают. Плюс 300-500 долларов от гастарбайтера из Москвы или там из Урюпинска довольно-таки сильно им помогают. Вот, прекратятся эти 300-500 долларов, плюс потеряется часть рабочих мест, и в итоге уже бедные люди могут стать нищими. А нищих людей вывести на улицу очень легко, чтобы президента убивать, - в общем, босяку все равно», - говорит Вадим Георгиади, директор компании «Дзентек.ам», вице-президент компании RANDEX (Армения).

В итоге мировое экспертное сообщество выделяет три модели реакции на кризис и три сценария возможного развития в будущем на постсоветском пространстве. Консервативный, охранительный сценарий предполагает «заморозку политической ситуации»: ресурсы тратятся на компенсацию ударов кризиса, система сама продолжает работать в докризисном режиме, не производится реформы управления, вводится мораторий на кадровые замены в Правительстве и Центробанке, мораторий на непопулярные меры, запрет на банкротство провалившихся корпораций и банков, распределение госпомощи «избранным», долгое отсутствие официально принятого Парламентом антикризисного плана - по этому пути с сентября 2008 года двинулась Россия.

Конфронтационный сценарий предполагает раскол элиты, открытую политическую войну, социальную нестабильность - все это используется для получения политических дивидендов. Доверие народа к власти - показатели более важные, нежели уровень инфляции или ВВП: экономика будет приноситься в жертву ради удержания стабильности, однако запаса прочности может не хватить. По этому пути движется Украина.

При инновационном сценарии страна использует кризис для ускоренного обновления экономики и системы госуправления. На этот путь встал Казахстан, первым из стран Содружества ощутивший удар мирового кризиса. Очевиден общий инновационный тренд решений казахстанского правительства, многие из которых впоследствии применялись в других странах. РК еще осенью 2007 года вскрыл нефтяной фонд и направил госсредства на поддержку экономики, раньше других здесь была проведена оптимизация бюджета, перерасчет доходов из расчета реальных цен на нефть. И это первая страна, решительно последовавшая по пути национализации крупнейших банков. Конечно, антикризисная политика радикальных инноваций, избранная Казахстаном, несет и свои риски - ведь многие из вводимых мер оригинальны и пока только обсуждаются в других странах. Однако, по мнению большинства опрошенных, благодаря инновациям, Астана может получить шанс раньше, еще в ходе мирового кризиса, приступить к посткризисному развитию. «Инновации становятся единственным источником развития, определяющим социальную структуру», - убежден научный руководитель российской Высшей школы экономики Евгений Ясин.

Для сравнения: страны Балтии сделали акцент на собственные ресурсы и расчет на помощь ЕС. После проведения непопулярных антикризисных мер (уменьшение зарплаты бюджетников, снижение госрасходов на социальные нужды) и, как следствие, народных волнений в феврале 2009 правительство Латвии было отправлено в отставку. В Эстонии был принят план сокращения госрасходов, но пока лишь идет подготовка к принятию антикризисного плана.

Беларусь в настоящий момент лишь разрабатывает антикризисную программу. В уже проводимых антикризисных мероприятиях делается ставка на недопущение повышения уровня открытой безработицы (за счет перевода на неполную неделю и поддержки крупных госпредприятий). Страна рассчитывает на финансовую помощь со стороны МВФ и РФ. Проведена резкая управляемая девальвация белорусского рубля на 20%, что привело к сокращению ассортимента товаров народного потребления.

Армения в своих антикризисных программах делает акцент на поддержание инфраструктуры, развитие МСБ и социальные расходы. Проведена одномоментная девальвация национальной валюты примерно на 20%, причем она была названа «возвращением» к плавающему курсу драма. Страна рассчитывает на значительные золотовалютные резервы, накопленные за время благоприятной конъюнктуры на нефть. Но, похоже, опасность кризиса руководством республики Азербайджан в полной мере пока не осознается: бюджет, сверстанный из расчета достаточно высоких (и сейчас уже ясно, что нереальных) цен на нефть, пока не пересматривался.

Наиболее обширными в антикризисной программе Кыргызстана являются меры по поддержанию экономического роста через внутренний спрос. В их рамках предполагается развитие сельского хозяйства, промышленности, предпринимательства и внешнеторговой политики. В стране ожидается возвращение большого числа «гастарбайтеров», работающих сейчас в Казахстане и России. Основной ресурс выхода из кризиса - большие займы и финансовая помощь РФ, полученные, в том числе, за денонсацию соглашения о размещении американской военной базы. Среди антикризисных мер Узбекистана - поддержка предприятий-экспортеров; режим экономии электроэнергии; стимулирование деятельности МСБ. Разрабатывается долгосрочная программа по реализации важнейших приоритетных проектов на 2009-2014годы. Об антикризисных программах Грузии, Молдавии, Таджикистана и Туркменистана открытой информации нет. Первые три из упомянутых четырех стран в значительной степени зависят от денежных переводов своих сограждан, работающих за пределами родины.

Становится очевидным, PostСССР становится настоящим полигоном для испытания различных антикризисных программ, и, по мнению аналитиков, три вышеперечисленные модели репрезентируют мир в целом - остальные пойдут по одному из этих трех путей. Примечательно, что большинство экспертов из самых разных стран сходятся в мысли о «непотопляемости» России и Казахстана - отчасти потому, что эти страны достаточно успешно пережили кризисы прошлых лет. Создается почти мистическое ожидание того, что, даже, несмотря на предстоящие трудности, эти страны вновь продемонстрируют миру чудеса выживаемости. Характерно, что Казахстан на сегодня является единственным государством, 72% опрошенных жителей которого считают, что «в целом дела в стране идут в правильном направлении», 33% оптимистично полагают, что в 2010 году ситуация улучшится, 32% - что, как минимум, не ухудшится. К примеру, в России число оптимистов почти вдвое меньше.

Не зря большинство экспертов убеждены, что именно Казахстан «станет одним из первых и наиболее успешных, по-настоящему независимых постсоветских государств, которые выйдут из кредитного провала, основываясь на природных богатствах и используя статус основного экономического и социального перекрестка (моста) между Востоком и Западом».

Все это говорит о том, что казахстанскому руководству действительно удалось локализовать кризисную инфекцию и не допустить поражения жизненно важных органов экономической системы в целом.

Анастасия Бакурина

НОВОСТИ
Подпишитесь на нашу рассылку!
только актуальные статьи
на тему личных финансов

​​

наверх

123