Авторизация

x
Логин :
Пароль :
Войти через

Казахстанскую экономику спустили с небес под землю

29 Январь 2014 0 1144 (с) forbes.kz
Казахстанскую экономику спустили с небес под землю

В
воем послании народу глава государства отметил, что правительство  подготовит Концепцию по вхождению Казахстана в число 30 самых развитых стран мира. Сейчас этот документ находится на доработке с учетом поручений президента. Между тем, ранее его проект уже размещался в интернете, давая представление о том, что же готовят в кабмине.

Парад желаний

Когда-то очень давно, на школьной олимпиаде по экономической географии, я писал сочинение на тему будущего развития промышленности в Казахстане. Вспоминая тот свой опус, нахожу в нем очень много схожего с проектом, подготовленным правительством. Тот же задорный юношеский стиль, с громкими идеями и отсутствием реальных механизмов.

Какой должна быть Концепция по вхождению в тридцатку наиболее развитых государств? Ключевые цели и направления уже определены в Стратегии «Казахстан-2050» и в недавнем послании. Поэтому в третий раз повторять их смысла нет. Следовательно, нужны совершенно четкие механизмы достижения целей. Например, не просто повторять, что в Казахстане необходимо повысить производительность труда, а обосновать, за счет чего - либо надеяться на рост цен на нефть, либо внедрять новые технологии. И во втором случае нужно опять-таки подробно пояснить – в каких отраслях внедрять и где их брать.

Однако в первоначальном варианте Концепции ничего это не было. Там просто перечислялись пожелания правительства насчет того, как хорошо все должно быть. Но конкретных механизмов этой «сбычи мечт» нет.

Например, говорится, что доля нефтяного экспорта возрастет аж до 70%. Как удалось просчитать эту цифру и как к ней прийти - загадка века. Также провозглашается, что Казахстан войдет в 30 лучших стран мира по международным рейтингам эффективности системы государственного управления и уровня коррупции. И это при том, что сейчас в рейтинге коррупции Transparency International мы занимаем 140 место с отрицательной динамикой. А никаких новых рецептов изничтожения этой беды в своей Концепции правительство не предложило. Неужели оно надеется, что коррупция растает сама собой, как весенний снег?

Если для того, чтобы «запрыгнуть» в тридцатку, требовалось просто нарастить размер ВВП - задача была бы вполне решаемой. В случае полноценного запуска добычи нефти на Кашагане, а также расширения проектов на Тенгизе и Карачаганаке мы можем войти в «тридцатку» по абсолютной величине ВВП и его объему на душу населения даже досрочно.

Но, чтобы считаться развитыми, этого мало. В президентском послании говорится, что нужно соответствовать всем индикаторам Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), включая показатели инвестиций, научных разработок, производительности труда, развития бизнеса, стандартов жизни населения.

Чтобы к ним приблизиться, предлагаемых правительством лозунгов и размытых обещаний недостаточно. Но другого, похоже, предложить оно сейчас не может. Конечно, нельзя исключать, что случится чудо и в окончательном варианте Концепции мы увидим четкие, продуманные и научно обоснованные механизмы.

Но пока что их нет, и разумнее говорить о перспективах более приземленных. Тем более что в послании содержится ряд серьезных сигналов, которые говорят об изменениях в экономике именно в ближайшем будущем.

«Зеленые» технологии недозрели


Один из них связан с тем, что окончательно пошатнулись перспективы самого модного в последнее время направления – «зеленой» экономики. Эта отрасль, хотя ее пока еще практически нет в Казахстане, пользовалась обширной поддержкой, включая обещания неограниченных инвестиций. Строительство ветровых и солнечных электростанций еще совсем недавно не рассматривалось как реальные бизнес-проекты, но затем акимы стали соревноваться, кто больше создаст их в своем регионе.

Однако экономические расчеты и опыт других стран показали, что далеко не все так просто. В октябре прошлого года прозвучал «первый звонок», когда президент на расширенном заседании правительства отметил, что, прежде чем говорить о «зеленой» экономике, нужно решить элементарную проблему повышенных потерь в тепло- и электросетях.

А в послании глава государства уже недвусмысленно заявил: «Энергетику мы будем развивать в её традиционных видах». Он указал на то, что в ЕС бизнес выступил против «зеленой» энергостратегии, поскольку из-за нее только за четыре года был потерян 51 гигаватт мощностей. Эти ошибки Нурсултан Назарбаев поручил учесть.

Из чего можно сделать вывод, что в инвестициях приоритет будет впредь отдаваться отнюдь не ветровым или солнечным станциям, но привычным ТЭС, а также строительству атомной станции, в которой о послании было сказано отдельно.

Безусловно, «зеленая» экономика не будет полностью вычеркнута из экономической и политической повестки дня. Ведь в 2017 предстоит проведение выставки EXPO, которая посвящена альтернативной энергетике. Так что Казахстану как её хозяину волей-неволей предстоит вложиться в «зелёные» экономические проекты. Другое дело, что они будут носить именно выставочный характер - для демонстрации зарубежным гостям. Но на изменении энергобаланса страны альтернативная энергетика вряд ли скажется, и в масштабах страны значимой отраслью она пока не станет.

«Зелёная» экономика не исчерпывается одной только энергетикой, но следует ожидать, что ко всем проектам в этой сфере будут предъявляться повышенные требования, и в их отношении безудержный оптимизм сменится изрядной долей скепсиса.

Эти проекты скорее всего сосредоточатся не на производстве энергии, а на её экономии. Тем более что в послании прозвучала задача в два раза снизить энергоемкость ВВП, что в настоящее время представляется запредельно сложным.

С диверсификацией, близкой к авантюризму, будет покончено


Охлаждение наблюдается и в отношении промышленности, в которой в последние годы наблюдалась диверсификация, близкая к авантюризму. Раньше проекты задумывались в каких только можно отраслях, включая самые экзотические, при этом они не были подкреплены ни трудовыми ресурсами, ни технологическими, ни спросом на рынке.

До сих пор не сумев наладить ни одного полного цикла производства товара, конкурентоспособного на мировом рынке, мы пытались замахнуться на все сразу: от космической индустрии и авиастроения - до биотехнологий и наноматериалов.

Но теперь в послании глава государства заявил, что число приоритетов индустриализации следует ограничить. При этом они должны основываться не на чьих-то бурных фантазиях, а на естественных конкурентных преимуществах Казахстана. К ним относятся, в первую очередь, наши добывающие отрасли.

Число же новых высокотехнологичных сфер предлагается ограничить мобильными и мультимедийными, нано- и космическими технологиями, робототехникой, генной инженерией, а также разработкой энергии будущего. При этом конкретных временных параметров не определяется.

Из чего можно сделать вывод, что в ближайшие годы главный акцент будет сделан на создании сервисных предприятий вокруг крупнейших сырьевых компаний. Это похоже на стратегию, которую в свое время выбрала Норвегия, построившая развитую инновационную экономику, опираясь на нефтегазовый сектор, а не изобретая какие-то новые отрасли.

Очевидно, во власти возобладала позиция, что в развитии добывающего сектора нет ничего зазорного. Те же США смогли выйти из рецессии и начать уверенный рост не благодаря «зеленой» экономике, а за счет бурного развития добычи сланцевых углеводородов. Хотя это весьма сомнительный, с точки зрения «зеленых», бизнес.

Казахстан же, располагая обширными запасами природных ресурсов, никак не использует их для развития промышленного потенциала – ни с точки зрения удешевления энергии, ни с позиции глубокой переработки. Вместо этого мы пытаемся конкурировать в сфере трудоемкой и наукоемкой продукции, где мы заведомо обречены на отставание.

Теперь же тактика должна поменяться. Пора прекратить витание в облаках и заняться реальными проектами, ориентируясь на критерии доходности, а не престижности. Если производить мазут выгоднее, чем солнечные батареи, давайте делать мазут, пусть это и не в тренде.    

Уравнение с двумя известными


В послании главы государства фактически говорится о скорейшем начале принципиально нового этапа - безынфляционного роста экономики. В этом году ВВП должен увеличиться на 6-7%. А инфляцию (правда, не в нынешнем году, а в среднесрочной перспективе) следует сбить до 3-4%. Такое сочетание будет означать рост реальных доходов населения, не размываемых увеличением цен.

Между тем, поставленная перед правительством и Нацбанком задача выглядит очень сложной, поскольку балансирует на грани противоречия. Ведь быстрый экономический рост и достаточно низкая инфляция – вещи, по сути, взаимоисключающие. Пока такое удавалось только Китаю, экономика которого далеко не чисто рыночная.

Тем не менее, Казахстан может повторить этот феномен. В прошедшем году наша страна уже очень близко подошла к заданным параметрам, достигнув роста ВВП 5,7% и удержав инфляцию на уровне 4,8%.

Снижение потребительских цен – главная экономическая тенденция в мире. За 2013 инфляция в Евросоюзе составила 0,9%, в США – 1,2%. А в ряде европейских стран начался процесс дефляции. Эксперты связывают это со снижением потребительской активности. Производство начало расти, товаров выпускается больше. Однако уровень безработицы все еще остается высоким, и потребители не готовы увеличивать расходы. Поэтому продавцам приходится сдерживать либо даже повышать цены.

В Казахстане в прошлом году реальные денежные доходы населения выросли на 3%. Ровно на столько же поднялись цены на продовольственные и непродовольственные товары. Так что если доходы граждан и дальше будут расти медленно (а оснований для скачка зарплат нет никаких), есть возможность сдерживать цены.

Правда, стоимость платных услуг поднялась сразу на 8%, но это произошло за счет тарифов монополистов, которые не поддаются рыночным законам спроса и предложения и могут быть урегулированы под нужные параметры лишь административным путем.

В рыночной экономике рост производства происходит при увеличении инвестиций и кредитов, то есть денежного оборота, что неизбежно разгоняет цены. Но в Казахстане и производственная, и инвестиционная составляющая экономики всё больше зависят от государства и всё меньше связаны с потребительским рынком. Поэтому у нас и возможна такая модель, когда рост производства не отражается на потребителях и потребительском рынке, поскольку стимулируется за счет госпрограмм. И в подобных условиях действительно можно обеспечить соотношение высокого роста ВВП и низкого роста цен.

Вот только эту модель сложно назвать устойчивой и здоровой. Она будет не решать проблемы, а лишь накапливать их.

Тимур Исаев, экономист (Астана) НОВОСТИ
Подпишитесь на нашу рассылку!
только актуальные статьи
на тему личных финансов

​​

наверх

123