Авторизация

x
Логин :
Пароль :
Войти через

Девальвация спасла нефтяников, но не Нацфонд

28 Январь 2016 0 1485 (с) forbes.kz
Девальвация спасла нефтяников, но не Нацфонд

Падение стоимости нефти привело к четырехкратному сокращению поступлений в Национальный фонд. Удержаться на плаву отечественным нефтяникам помогла лишь девальвация тенге. Однако она лишь подстегнула падение их конкурентоспособности.

Нацфонд на голодном пайке

По мере подведения финансовых итогов 2015 становится более предметной картина «жертв и разрушений», причиненных обвалом мировых цен на нефть. Отдельные компании, особенно зарубежные, своими финансовыми показателями не делятся, но агрегирующим индикатором можно считать размер их отчислений в Национальный фонд. Общая сумма налоговых поступлений в Нацфонд за 2015 составила 1 трлн 613 млрд тенге, тогда как в 2014 - 3 трлн 467 млрд тенге. Таким образом, организации нефтяного сектора выплатили в 2,1 раза меньше налогов, поступивших в Нацфонд.

Здесь, без сомнения, следует учитывать и валютный фактор, поскольку размеры Нацфонда учитываются в долларах, что совершенно оправданно, поскольку его средства инвестируются, по большей части, в зарубежные инструменты, номинированные в валюте. На начало прошлого года доля валютного портфеля Нацфонда достигала 97,3%.

Стало быть, налоговые поступления от нефтяников также логичнее сопоставлять в долларах. А это значит, что в 2015 их объем уменьшился до $5 млрд по сравнению с $19 млрд в 2014, если считать по курсу на конец года. Эта впечатляющая разница говорит о порядке потерь, которые несет нефтяной сектор в условиях «новой ценовой нормальности».

На начало прошлого года доля валютного портфеля Нацфонда достигала 97,3%. 

Тот факт, что поступления в Нацфонд осуществляются в разных валютах, серьезно осложняет учет его средств. Например, ранее Национальный банк сообщал о том, что по итогам 2014 размер средств Нацфонда достиг $76,8 млрд. Эта цифра фигурирует во всех официальных выступлениях.

Но если посмотрим на отчет о формировании и использовании Национального фонда за 2014, утвержденный указом президента от 15 июня 2015, то там на конец года значится сумма 16 трлн 429 млрд тенге со ссылкой, что по методу начисления эта сумма меньше - 14 трлн 936 млрд тенге. Если взять ее за основу и пересчитать по курсу после девальвации, которая прошла феврале 2014, то получаем $80,7 млрд. Куда делись $4 млрд?

«Дочки» помогли «матери»

На состояние нефтяного сектора в 2015 повлияло не только снижение цен на «черное золото», но и обесценивание национальной валюты, увеличившее выручку в тенге. Национальная компания «КазМунайГаз» 27 января разместила на сайте KASE свою финансовую отчетность за 2015, которая свидетельствует о впечатляющем росте выручки. Валовая прибыль удвоилась, по сравнению с 2014: 818 млрд тенге против 402 млрд тенге. Операционная прибыль выросла в 2,3 раза (823 млрд тенге против 363 млрд тенге).

В то же время неоперационные расходы подскочили еще значительнее - с 287 млрд тенге до 1 трлн 244 млрд тенге, то есть в 4,3 раза. В результате годовой убыток достиг 500 млрд тенге по сравнению с 74 млрд тенге в позапрошлом году, увеличившись в 6,8 раза.

Подобные финансовые результаты не помешали «КазМунайГазу» недавно выплатить своим акционерам дивиденды, начисленные за 2014. Фонд «Самрук-Казына» (90% акций) получил 28 млрд тенге, Национальный банк (10% акций) - 3,1 млрд тенге.

Это можно объяснить тем, что консолидированные результаты по группе компаний «Казмунайгаз», оказались несколько лучше. Так, одна из ведущих «дочек», компания «КазТрансОйл», сообщила о том, что ее чистая прибыль (неконсолидированная) в 2015 выросла на 35,2% по сравнению с 2014, достигнув 78 млрд тенге. Хотя консолидированные производственные показатели КТО оставляют желать лучшего: объем транспортировки нефти превысил план на 1,8 млн тонн, но оказался меньше объема 2014 на 3 млн тонн. РД КМГ финансовые результаты еще не огласила (за три квартала чистая прибыль составила 138 млрд тенге), но физические объемы добычи остались на уровне 2014

Медвежья услуга

Девальвация национальной валюты помогла нефтяным компаниям несколько нивелировать снижение стоимости барреля в долларах и свести более или менее приличные тенговые балансы. В этом году содействовать им должно также недавнее снижение экспортной таможенной пошлины на нефть с $60 до $40 за тонну, то есть сразу на 33%. Тем не менее, компенсировать недопоступления в Нацфонд это не помогло. Отчисления туда упали гораздо сильнее, чем подешевела нефть.

Таким образом, ставка в экономической политике делается на поддержку нефтедобытчиков - видимо, в расчете на то, что сохранение их рентабельности сейчас важнее пополнения казны. В то же время господдержка нефтяных компаний может обернуться дальнейшим падением их конкурентоспособности.

Западные нефтяные корпорации не получают от государства «подарков» в виде девальвации, резко сократившей издержки, и значительного снижения налогов. Тем не менее, они умудряются сохранять прибыльность - за счет сокращения затрат, продажи непрофильных активов и роста своих нефтеперерабатывающих подразделений. И чем ниже цены, тем большую изобретательность они проявляют. Активность же отечественных компаний сосредоточена на поддержании слабой национальной валюты и послаблении фискального режима. Коренных изменений в политике расходов и технологиях пока не происходит. Это чревато дальнейшим ослаблением позиций отечественных компаний даже на внутреннем рынке, которым не поможет и восстановление нефтяных цен.

Тимур Исаев, экономист (Астана)

 

НОВОСТИ
Подпишитесь на нашу рассылку!
только актуальные статьи
на тему личных финансов

​​

наверх

123