Авторизация

x
Логин :
Пароль :
Войти через

Инвестиции Всемирного банка в Казахстане

2 Июнь 2015 0 579 (с) dknews.kz
Инвестиции Всемирного банка в Казахстане

Учитывая, что ожидается повышение процентных ставок ФРС до конца 2015 года, задолженность этому международному финансовому институту может возрасти, ведь его проценты рассчитываются исходя из формулы LIBOR+. Примечательно, что на Западе банки, влияющие на формирование этой ставки, сейчас выплачивают штрафы за манипуляцию ею. Несмотря на это, казахстанские чиновники любят продвигать проекты, связанные с финансированием данного финансового учреждения, так как в какой-то мере инициативы, финансируемые Всемирным банком, часто дают гибкость в администрировании потоков и снимают часть бюрократической ответственности.

Со своей стороны Всемирный банк заинтересован в продаже своих кредитов и расширении финансовой среды, товарно-денежных отношений, где доминируют западные страны, в частности, США. Поэтому в оценке обоснованности проектов специалисты финансового учреждения не особенно задумываются о целесообразности заимствования, ведь возврат долгов гарантирован за счет государства. Хотя изначально этот институт Бреттон-Вудской системы задумывался как инструмент инфраструктурного развития. Российский экономист Михаил Делягин считает, что изначально во Всемирном банке были такие намерения, однако они были сорваны потребностью в расширении зоны действия глобального капитала.

Если рассмотреть ряд проектов Всемирного банка в нашей стране, то можно увидеть, что некоторые из них реализовывались неэффективно. Взять хотя бы наиболее крупный проект, финансируемый Всемирным банком в Казахстане, - автобан «Западная Европа - Западный Китай», строительство которого обещали закончить в 2015 году. На него был выделен кредит в $2 млрд. С начала реализации в стране прошли две девальвации, однако бюджет проекта, похоже, не изменился, так как часть оставшихся средств решили, видимо, использовать на другие цели.

Ни одна казахстанская компания не стала генеральным подрядчиком строительства участков дороги, которые контролировал банк. Ход строительства постоянно сотрясали скандалы. Вначале осудили разработчиков технико-экономического обоснования автобана, а акиматы начали использовать выкупаемые под строительство дороги земельные участки на свое усмотрение. Не везде были предусмотрены места прогона диких и домашних животных, нарушались экологические требования по использованию природных ископаемых иностранными подрядчиками, объявлялись забастовки из-за невыплаты заработной платы рабочим.

Конечно, в основном неспособность разрешать проблемы, связанные со строительством, остается в рамках полномочий государственных органов, однако в начале реализации проекта в банке обещали предусмотреть возможность социальных конфликтов и соблюсти экологические требования, так как дорога строилась согласно стандартам международных финансовых институтов, соответственно, проводились и тендеры.

Даже привлечение общественных организаций и СМИ не помогло справиться со множеством проблемных вопросов, где Всемирный банк должен был выступить эффективным координатором в работе с госорганами. Однако все их не удалось решить прозрачно и понятно для жителей селений, через которые проходила континентальная дорога. Это говорит о недоработках банка с точки зрения информирования и совместного администрирования проекта с государством. Понятно, что такой гигантский и громоздкий проект особенно трудно осуществлять на местах, где качество региональной бюрократии зашито под лояльность и вертикаль.

Однако, если посмотреть на другие проекты банка Казахстане, то выясняется, что там тоже есть место недоработкам и дефектам. К примеру, можно проанализировать проект по очистке грунтовых вод в Усть-Каменогорске. По всей видимости, сейчас он находится на завершающей стадии реализации, однако до сих пор вызывает вопросы. Его действие началось в 2009 году, несмотря на то, что, по данным усть-каменогорских НПО, заявка на него была разработана несколькими годами ранее. Софинансирование, которое запрашивалось в размере $24 млн от банка, было затребовано практически под старые проблемы, часть которых была уже решена металлургическими компаниями Усть-Каменогорска на момент начала проекта.

Можно привести другой пример халатности и отсутствия надзора банка за реализацией финансируемых им проектов.

Долгое время Всемирный банк финансировал экологический проект по очищению реки Нуры от ртути, где в качестве соисполнителей были привлечены местные партнеры и иностранные подрядчики. Анализ, недавно проведенный общественной организацией «Экомузей» в Карагандинской области, показал, что дно реки не до конца было очищено от вредного металла китайской компанией, привлеченной к проекту. Между тем реализация проекта заняла почти 10 лет, и на него банк выделил $40 млн заемных средств.

Если изучить опыт проекта «Повышение конкурентоспособности сельского хозяйства в Казахстане», который был резко и неожиданно закончен в мае 2012 года, хотя был инициирован в 2004-м и начат в 2007 году, то можно также говорить, в частности, о его финансовых неудачах. Так, в рамках инициативы, на которую банк выделил опять же $24 млн средств заимствования, было закуплено не соответствующее потребностям лабораторное оборудование.

Гранты не дошли до фермеров. В результате правоохранительными органами было начато расследование о неэффективном расходовании бюджетных средств в рамках проекта. Хотя некоторым сельхозпроизводителям проект действительно помог с точки зрения грантов, консультаций и разработок ученых, много аграрных специалистов прошло стажировку за рубежом. Однако, к сожалению, выделение грантов было неожиданно прервано ответственным госорганом и часть грантовых средств так до конца и не дошла до фермеров.

Примечательно, что сейчас в Павлодарской области идет горячее обсуждение проекта строительства завода по утилизации опасных отходов, который также будет финансироваться Всемирным банком. Он уже попал под огонь критики со стороны местного Орхусского центра из-за своей сомнительной целесообразности, так как на этой площадке отходы планируется сжигать, что вызывает вопросы экологов. К тому же специалисты жалуются, что не были нормально проведены общественные слушания, которые необходимы в таких случаях.

Объективности ради стоит отметить, что, по данным СМИ, среди проектов, финансируемых Всемирным банком в Казахстане, есть хорошие начинания. Например, недавно при содействии экспертов банка был запущен центр коммерциализации технологий. СМИ рапортуют об отдельных успехах научных разработок по их внедрению в производство. В прошлом году Всемирный банк выделил $20 млн на гранты в сфере энергосбережения. Поэтому говорить только о негативных сторонах его деятельности в Казахстане было бы неправильно.

Другим проектным успехом в социально-экономической сфере с привлечением специалистов Всемирного банка стала оптимизация казахстанской медицины в рамках проекта «Передача технологий и проведение институциональной реформы в секторе здравоохранения Республики Казахстан», благодаря чему в этой сфере было внедрено подушевое финансирование. Примечательно, что в прошлом году был аннулирован социальный эксперимент с подушевым финансированием в пилотных средних школах.

Самая успешная инициатива Всемирного банка в стране - это создание Назарбаев университета. Его возглавил бывший вице-президент банка по Европе и Центральной Азии Шигео Катсу. Он собрал под своим крылом несколько сотен выпускников программы «Болашак». В этом году элитный университет получил более Т20 млрд на финансирование строящихся объектов и своего содержания. Эффективность этой инициативы еще стоит оценить в будущем, поскольку обычно становление работающего университета может занимать 8-10 лет, по оценкам образовательных экспертов.

Сейчас международные и местные эксперты Всемирного банка остаются главными советчиками правительства в актуарных расчетах изменений в пенсионной системе, создании системы фонда обязательного медицинского страхования, а также привлечения инвестиций в геологоразведку путем картирования месторождений. Учитывая успех реформ, в разработке которых принимали участие специалисты международного финансового института, таких как становление накопительной пенсионной системы, модели плоского налогообложения, Земельного кодекса, механизма зерновых расписок, системы страхования с целью расширения финансовых потоков, можно не сомневаться, что казахстанцев ждет оптимизированное и экономически эффективное будущее.

Есть только одна проблема в том, что имена экспертов Всемирного банка остаются неизвестными для получателей их услуг. Неясно, будут ли они нести какую-либо ответственность за разработанные реформы. Казахстанские чиновники любят передавать международным экспертам задачи по разработке различных финансовых и социально-экономических моделей для последующего внедрения, при этом как бы снимая с себя всю полноту власти.

Хотя, конечно, окончательные решения и механизмы формируются, утверждаются, внедряются и реализуются самими чиновниками, что в то же время не умаляет степень ответственности специалистов мирового банка, которые, впрочем, не отчитываются перед НПО и СМИ. В итоге ответственность за перемены в жизнях миллионов людей остается где-то посредине между государством и международным финансовым институтом.

Стоит также отметить, что, как и некоторые сотрудники других международных организаций, проектные менеджеры Всемирного банка часто ведут себя так, словно они живут в другой стране и мало сталкиваются с казахстанской действительностью. Они редко привлекают к общественным консультациям и слушаниям СМИ и НПО, делая вид, что эффективная реализация проектов в стране полностью зависит от государственных чиновников. Хотя в банке есть свой набор практик, инструментов, стандартов и требований, которые позволяют сохранять минимальный уровень подотчетности и прозрачности.

Тем более, что сейчас Всемирный банк проходит через инициированную новым руководством реформу, которая призвана сделать его более человечным. Кроме того, с приходом китайских банков развития - Азиатского банка инфраструктурных инвестиций, фонда Шелкового пути и банка БРИКС - конкуренция за финансирование инфраструктурных проектов в Казахстане будет только возрастать, и Всемирный банк реально рискует остаться не у дел на фоне китайской эффективности и прагматичности в контроле выделяемых средств. Поэтому банку в своих финансовых предложениях стоит ориентироваться не только на управленческую элиту в стране, но и на запросы народа, чей голос не всегда слышен.

 

НОВОСТИ
Подпишитесь на нашу рассылку!
только актуальные статьи
на тему личных финансов

​​

наверх

123