Авторизация

x
Логин :
Пароль :
Войти через

«Банки РК систематически недооценивают кредитные риски»

3 Июль 2012 0 1304 (с) kursiv.kz
«Банки РК систематически недооценивают кредитные риски»

Стагнация банковского сектора РК обусловлена слабым ростом кредитования, высоким уровнем проблемных займов и низкой прибыльностью банков. О том, что требуется для генерирования постоянных высоких доходов, которые позволили бы покрыть убытки по кредитам и повысить уровень капитализации, рассказывают в интервью «Къ» младшие вице-президенты, аналитики международного рейтингового агентства Moody's Максим Богдашкин и Армен Даллакян.

- На днях Moody's сохранило «негативный» прогноз для банковского сектора РК. Означает ли это, что ситуация не меняется к лучшему?

А. Даллакян: «Негативный» прогноз по банковской системе РК сохраняется уже несколько лет, начиная с 2008 года. Есть ключевые факторы, которые способствуют этому прогнозу. В первую очередь, это качество активов, которое находится на низком уровне, и то, что банки не способны нарастить кредитный портфель, для того чтобы генерировать новые доходы. В этих условиях ключевые параметры деятельности банка - капитализация и прибыльность - находятся под давлением. Если банк не в состоянии выдавать новые кредиты, мы не можем ожидать от него хорошей доходности. Если нет хорошей доходности, банкам приходится создавать новые резервы для покрытия проблемных кредитов, и капитализация также ухудшается. Но это не означает, что у нас только негативный взгляд на банковскую систему. Мы ожидаем постепенного улучшения ситуации, роста экономики. Положительные тенденции в реальной экономике постепенно начинают отражаться и на банковской системе, но это требует определенного времени. Мгновенных существенных улучшений мы не ожидаем, и соответственно, прогноз на последующие 12-18 месяцев пока остается «негативным».

Мы ожидаем постепенного улучшения ситуации, роста экономики. Положительные тенденции в реальной экономике постепенно начинают отражаться и на банковской системе, но это требует определенного времени.

- Финансовое состояние каких именно банков вызывает у Вас наибольшие опасения?

А. Даллакян: В общих чертах, это банки с самыми низкими рейтингами. Чем ниже рейтинг, тем больше мы видим кредитных рисков (см. табл. «Рейтингуемые Moody's банки - «Къ»). Так, уровень рейтинга «В3», присвоенный ряду банков, уже свидетельствует о высоких кредитных рисках. Рейтинг ниже «В3» , как правило, присваивается банкам, прошедшим через дефолт по своим обязательствам, либо находящимся в очень сложной ситуации, с высокой вероятностью дефолта в среднесрочной перспективе. В Казахстане это в первую очередь те структуры, которые не имеют достаточного капитала: «БТА Банк», «Альянс Банк».

М. Богдашкин: Стоит отметить, что в Казахстане сложилась уникальная ситуация, когда рейтинги крупнейших банков, как правило, ниже рейтингов средних или малых банков. К примеру, рейтинги «Жилстройсбербанка», «Каспи Банка», «Евразийского Банка» выше, чем у более крупных банков. Это связано с тем, что наиболее крупные банки в свое время, до кризиса, брали больше долгов на Западе и, соответственно, столкнулись с большими проблемами при рефинансировании долгов. Также, в целом по системе, крупнейшие банки росли быстрее, что сказалось на качестве их портфеля. Сегодня эти банки столкнулись с худшим качеством портфеля, они вынуждены создавать резервы, и у ряда банков фактически не хватает капитала. И, наконец, третья проблема крупных банков, в частности, «БТА» и «Альянса» - они выдавали большой объем кредитов «связанным сторонам» и это сыграло негативную роль во время кризиса.

В Казахстане сложилась уникальная ситуация, когда рейтинги крупнейших банков, как правило, ниже рейтингов средних или малых банков. К примеру, рейтинги «Жилстройсбербанка», «Каспи Банка», «Евразийского Банка» выше, чем у более крупных банков.

- Как Вами оценивается возможность государственной поддержки коммерческих банков РК?

А. Даллакян: У нас есть два рейтинга: депозитные рейтинги и рейтинги облигаций. В рейтинге депозитов мы учитываем средний уровень поддержки, в основном, по крупным банкам. Это связано с тем, что во время кризиса мы наблюдали получение банками поддержки со стороны государства в виде капитализации, ликвидности и подобного. Но эта поддержка пошла именно на помощь вкладчикам, как юридическим, так и физическим лицам. На примере «БТА» и «Альянс Банка», мы видели, что у них был дефолт по облигациям, и, соответственно, в рейтингах облигаций мы не учитываем гос-поддержку. Нельзя исключить это полностью, но исходя из тех примеров, что были ранее, со стороны государства пока нет готовности помогать кредиторам банков, за исключением вкладчиков.

М. Богдашкин: Вообще, ситуация, когда государство принимает решение поддержать только вкладчиков, нетипична для международного опыта. В то же время государство не поддержало держателей облигаций, то есть профессиональных инвесторов. Но аргументация этого решения понятна: профессиональный инвестор видел, куда вкладывал средства, учитывал риски, и, соответственно, несет свои убытки. Поэтому для казахстанской ситуации мы разделили возможность поддержки государства: она учитывается в рейтингах депозитов и не учитывается в рейтингах долгов. Вы можете увидеть это по рейтингам ряда банков, которые выпускают долги, и у кого есть возможность господдержки, это, как правило, крупные банки.

А. Даллакян: Если вы посмотрите рейтинг депозитов АО «БТА Банк», то он находится на уровне «Саа2», рейтинг облигаций - «Са». Это на две ступени ниже. Такая же ситуация у «Казкоммерцбанка», «Альянс Банка», «БЦК».

М. Богдашкин: То есть разница между этими двумя рейтингами показывает собственную кредитоспособность банка. Уровень господдержки либо поддержки со стороны материнской структуры отражается в графе Notches for Systemic/Parental Support in deposit ratings (см. табл. «Рейтингуемые Moody's банки - «Къ»).

- А как обстоят дела с банковскими ставками. С 1 июля 2012 года в РК снизились максимальные ставки вознаграждения по депозитам. Отразится ли данное снижение на ставках по кредитам и ипотеке?

А. Даллакян: Безусловно, они связаны между собой. Но если говорить об ипотеке, то здесь основной сдерживающий фактор, как мы видим, не уровень процентных ставок, а, скорее всего, состояние рынка недвижимости и отсутствие долгосрочных денег у банков. Потому что для ипотеки нужны «длинные» деньги. Если до кризиса банки выдавали ипотечные кредиты в надежде на то, что стоимость недвижимости будет расти, и они могут секьюритизировать эти кредиты или выпускать долгосрочные облигации, то сейчас понятно, что этих источников фондирования нет. И у банкиров уже нет былого оптимизма по поводу рынков недвижимости. Сейчас мы видим некоторое улучшение, цены немного стабилизировались, но повторения ипотечного бума никто не ожидает. Все это сдерживает развитие рынка ипотечного кредитования. Если сравнивать Казахстан с Россией, то там ставки также достаточно высокие, но рынок ипотеки все-таки развивается, поскольку у банков есть долгосрочные деньги. И в целом ожидания по рынку недвижимости более оптимистичные, поскольку рынок в России не подвергался такой «шоковой коррекции» как здесь. В Украине ситуация немного схожа с положением РК, рынок ипотечного кредитования не развивается, но там есть свои нюансы. У них сейчас практически не выдают ипотечные кредиты, поскольку, во-первых, запрещено выдавать кредиты физлицам в иностранной валюте, а также из-за того, что в местной валюте нет долгосрочных денег.

Если сравнивать Казахстан с Россией, то там ставки также достаточно высокие, но рынок ипотеки все-таки развивается, поскольку у банков есть долгосрочные деньги. И в целом ожидания по рынку недвижимости более оптимистичные, поскольку рынок в России не подвергался такой «шоковой коррекции» как здесь.

М. Богдашкин: В Казахстане, если сравнить процентную маржу банка с историческими показателями качества активов (доля проблемных кредитов в портфеле), то можно увидеть, что маржа существенно ниже объема проблемных долгов. Это говорит о том, что в Казахстане банки систематически недооценивают кредитные риски. Мы видим две основные причины этого. Первая - это исторически сложившаяся обстановка: низкая стоимость фондирования банков, обеспеченная массивными международными заимствованиями, высокая конкуренция, когда банки попросту демпинговали, раздавали деньги, не проводя адекватной оценки рисков, и работали, скорее, на объемы. Вторая причина сегодня, которая играет гораздо более важную роль, - очень большой объем господдержки, привязанный к стоимости кредитования, который искусственным образом снижает маржу банков, давит на нее. То есть сегодня банки фактически не зарабатывают достаточное количество денег, чтобы просто покрывать свои риски, не говоря уже о прибыли. В целом по банковской системе маржа находится на уровне 3-4% при проблемных кредитах, около 40% от общего объема выданных. Даже если исключить «БТА» и «Альянс Банк», все равно «плохие долги» останутся на уровне 15-20%. Это означает, что и маржа должна быть существенно выше.

- По-вашему мнению, когда мы увидим какие-то подвижки в лучшую сторону? Какой должна быть роль регулятора в этом?

А. Даллакян: Существенные позитивные изменения, которые можно учитывать при пересмотре рейтингов, будут связаны прежде всего с улучшением рынка кредитования. Если не сформируется здорового рынка кредитования, вряд ли можно будет говорить о каких-то серьезных изменениях. Роль регулятора может состоять в ограничении рисков банковской системы в долгосрочной перспективе. Те уровни концентрации, которые мы сейчас видим, по сути показывают очень высокий кредитный риск. Эти концентрации имеются и в кредитных портфелях, и в обязательствах банков, и, соответственно, дефолт одного или двух крупных заемщиков может привести к существенным потерям для банка. С другой стороны, у некоторых банков очень большая концентрация фондирования. Если один крупный вкладчик уйдет, это может иметь очень негативные последствия для ликвидности данных банков. Однако регулятор не сможет ограничить риски банков за 1 месяц, это долгосрочный процесс. И соответственно, те действия, которые предпримет регулятор, положительно отразятся на кредитном качестве, но это не будет иметь мгновенный эффект в улучшении качества рейтингов банков. Если говорить о среднесрочной перспективе, то основным драйвером для улучшения рейтинга будет рост кредитования. Потому что за ростом кредитования появятся доходы, банки будут в состоянии списывать «плохие займы». В противном случае мы увидим то, что уже наблюдается сегодня: вялый медленный процесс, который не помогает ни банкам, ни экономике.

Вообще, стоит отметить, что прирост ВВП Казахстана не останавливался в кризисные 2008-2010 годы. Это очень важный показатель внутренней «экономической силы». Но пока эта «экономическая сила» больше сосредоточена в крупнейших госкомпаниях: «КТЖ», «КазМунайГаз», «Казахтелеком» и других.

М. Богдашкин: Причем процесс, который мы наблюдаем последние несколько лет, не ведет к улучшению ситуации, скорее фиксирует статус-кво в банках. Позитивные изменения могут прийти со стороны экономики - сегодня макроэкономика РК находится в хорошем состоянии, ВВП на высоком уровне. Вообще, стоит отметить, что прирост ВВП Казахстана не останавливался в кризисные 2008-2010 годы. Это очень важный показатель внутренней «экономической силы». Но пока эта «экономическая сила» больше сосредоточена в крупнейших госкомпаниях: «КТЖ», «КазМунайГаз», «Казахтелеком» и других. Эти компании не нуждаются в кредитовании местных банков, потому что локальные банки не могут предоставить им длинных ресурсов в достаточном объеме и по низкой ставке. Поэтому вопрос восстановления банковского кредитования, вопрос появления новых источников прибыли банков скорее лежит в плоскости восстановления внутреннего спроса на товары внутреннего производства, а также развития экспортного потенциала. Но улучшения, действительно, быстрыми не будут.

- Сейчас на рынке новая тенденция - системообразующие банки теряют концентрацию кредитного рынка, а банки второго эшелона укрепляют свои позиции. Как повлияет это на расстановку сил в банковском бизнесе в среднесрочной перспективе?

А. Даллакян: Да, такая тенденция есть. Мы видим несколько банков, которые очень быстро наращивают свои портфели, и ожидаем, что некоторые из них войдут в число крупных банков. Но в ближайшие два-три года вряд ли будут наблюдаться существенные изменения.

Быстрый рост несет и дополнительные риски, поэтому если кто-то из банков и станет новым лидером, это не будет автоматически свидетельствовать о его высоком кредитном качестве.

М. Богдашкин: Безусловно, произойдет какое-то перераспределение долей рынка между банками. К примеру, «дочка» российского «Сбербанка» растет быстрыми темпами, «Цеснабанк», «Каспи Банк», «Альфа Банк». Но все-таки, если посмотреть на масштабы, то пока они мало сопоставимы с крупнейшими банками. Это вопрос более долгосрочной перспективы. К этому времени крупные банки, возможно, решат часть своих проблем, и будут более активно ставить перед собой задачи по удержанию доли рынка. Поэтому каких-то массовых изменений в среднесрочной перспективе мы не ждем. Стоит также отметить, что быстрый рост несет и дополнительные риски, поэтому если кто-то из банков и станет новым лидером, это не будет автоматически свидетельствовать о его высоком кредитном качестве.

- Частая смена менеджмента банка как-то учитывается при определении его рейтинговых оценок? К примеру, такую ситуацию мы видим в «БТА».

А. Даллакян: Если говорить о «БТА», то существенно не влияет. Основной вопрос этого банка, который находится в дефолте, в повторной реструктуризации долгов. Если у банка получится успешно провести этот процесс, мы пересмотрим рейтинг в сторону повышения, если же нет, то рейтинг будет понижаться в зависимости от того, каким будет результат и потери кредиторов. Если говорить о других банках, то да, безусловно, качество менеджмента имеет очень важное значение. И если мы видим, что руководство банка часто меняется, то возникают вопросы касательно компетентности людей, которые управляют банком, и вопросы по поводу взаимоотношения акционеров и менеджмента. В целом это негативно отражается на оценке.

 

НОВОСТИ
Подпишитесь на нашу рассылку!
только актуальные статьи
на тему личных финансов

​​

наверх

123