Авторизация

x
Логин :
Пароль :
Войти через

10 вещей, о которых экономисты предпочитают помалкивать

20 Сентябрь 2011 0 928 (с) smartmoney.com
10 вещей, о которых экономисты предпочитают помалкивать

В последнее время финансовые рынки не отличаются спокойствием, и инвесторы вновь начали активно обращаться к экономистам с вопросами, пытаясь разузнать, что же дальше. Однако с точно таким же успехом участники рынка могли бы провести спиритический сеанс... Корреспондент SmartMoney Квентин ФОТТРЕЛЛ выяснил ряд фактов, которые представляют экономических гуру в совсем ином свете: они вовсе не всеведущие оракулы и могут ошибаться, иногда очень серьезно. Но предпочитают об этом помалкивать.

1. «Мы не предскажем следующий кризис...»

В свое время глава Федеральной резервной системы (ФРС) США Бен Бернанке успокаивал публику, утверждая, что кризиса в 2008-м не будет, - да и в целом лишь немногие экономисты в то время предугадали рыночный крах. В мае 2011 года в своей статье, опубликованной в журнале Econ Journal Watch, профессор экономики Калифорнийского университета Мейсон Гаффни признал, что экономисты оказались недостаточно прозорливы: «Рыночный крах в 2008 году многих из нас застал врасплох. Это событие заставило нас призадуматься, насколько же все-таки многие экономисты пребывают в неведении».

Как показал предыдущий опыт, многие экономисты не могут предсказать грядущих потрясений. Не так давно профессор экономики Калифорнийского университета Дж. Брэдфорд ДеЛонг, комментируя снижение рейтинга США агентством Standard & Poor's, написал в своем блоге: «Если бы мне год назад сказали, что 5 августа 2011 года S&P понизит рейтинг Соединенных Штатов, а ставки по десятилетним облигациям Минфина США понизятся до уровня в 2,5%, то я бы рассмеялся от души».

Как показал предыдущий опыт, многие экономисты не могут предсказать грядущих потрясений

Однако все эти признания - слабое утешение для инвесторов, которые ждут от экономистов руководства к действию и расплачиваются за их ошибки. Основатель консалтинговой компании Clear Financial Advisors Роберт Шмански вспоминает, как в конце 2008 года, когда котировки акций были в свободном падении, многие клиенты пытались сбросить свои инвестпортфели, чтобы заплатить по ипотечным кредитам. «Один из моих клиентов рвался сбросить свой портфель во что бы то ни стало, несмотря на то, что потери составили бы более 100 тыс. долларов. Разумеется, я его отговорил от этого шага», - рассказывает Шмански.

Представители Американской экономической ассоциации отказались от комментариев. Клаудиа Голдин, занимающая пост президента ассоциации до 2012 года, заявила изданию: «Ассоциация всего лишь предоставляет экономистам возможность собираться для совместных встреч и ведет записи их собраний. Мы не несем ответственности за высказываемые ими мнения». А член совета директоров Национальной ассоциации деловых экономистов в Вашингтоне, недавно покинувшая пост президента этой ассоциации, утверждает, что экономисты «более пристально рассматривают возможные экономические риски и обращают больше внимания на события, которые могут хотя бы в малой степени предсказать грядущие перемены».

2. «...но можем помочь этот кризис спровоцировать»

Чересчур радужные прогнозы могут ввести в заблуждение инвесторов и оставить их совершенно неподготовленными к очередному потрясению, однако и слишком негативные прогнозы могут спровоцировать реальную экономическую катастрофу. «Громкие заявления экономистов могут повлиять на индекс потребительской уверенности», - поясняет Сет Рабиновиц, партнер консалтинговой фирмы Silicon Associates. По его словам, на потребительскую уверенность в основном влияют три фактора: уровень доходов, волатильность фондовых рынков и прогнозы экономистов. «Если потребители чем-либо напуганы, то они начинают тратить меньше, а это, в свою очередь, вредит экономике. Именно поэтому экономисты должны тщательно подбирать слова, особенно в моменты, когда инвесторы находятся под ударом из-за падающих экономических показателей. Именно поэтому на экономистах лежит большая социальная ответственность, если они делают какие-либо заявления для СМИ», - напоминает эксперт.

«Громкие заявления экономистов могут повлиять на индекс потребительской уверенности», - поясняет Сет Рабиновиц, партнер консалтинговой фирмы Silicon Associates. По его словам, на потребительскую уверенность в основном влияют три фактора: уровень доходов, волатильность фондовых рынков и прогнозы экономистов

Впрочем, другие специалисты настаивают на том, что экономисты не должны «подслащивать пилюлю», какие бы последствия не вызвали обнаруженные ими негативные факты. Так, Мейсону Гаффни из Калифорнийского университета несколько поднадоело прозвище «Кассандра», которое он получил из-за своих постоянных негативных прогнозов, но он вовсе не намерен умалчивать что-либо. «Если безработица достигла 10-процентного уровня и более и не снижается, то это говорит о долгосрочной экономической стагнации», - приводит он пример подобного утверждения.

3. «Мы играем в «угадайку»

Построение экономических моделей не помогло экспертам предугадать события 2008 года, и поэтому сегодня они больше полагаются на интуицию - то есть попросту играют в «угадайку». Конечно, в эту игру играют люди образованные - но, тем не менее, она все-таки остается «угадайкой». Марк Перри, профессор по бизнесу и финансам Университета Мичигана-Флинт, утверждает, что на интуиции основано около 60% экономических прогнозов. «Со временем экономисты осознали, что человеческое поведение непредсказуемо», - добавляет Перри. И именно это заставило экспертов отойти несколько в сторону от традиционного прогнозирования при помощи моделирования экономических ситуаций.

Построение экономических моделей не помогло экспертам предугадать события 2008 года, и поэтому сегодня они больше полагаются на интуицию - то есть попросту играют в «угадайку»

Впрочем, это не так уж плохо, утверждают экономисты. «Именно интуиция отделяет блестящих экономистов от посредственностей», - вторит Рабиновиц. А один из ведущих британских экономистов Джон Кей уточняет, что все экономические модели построены на логике и рациональном подходе в пику непредсказуемости человеческого поведения. «Полагаться только на здравый смысл - не очень умно», - утверждает Кей.

4. «Все дело в тестостероне»

Как показали исследования, 80% членов сообщества экономистов составляют мужчины. И если не вдаваться в политкорректность, то эта профессия, в которой преобладают мужчины, подразумевает большую вероятность резких и рискованных высказываний, которые зачастую оказываются далеки от реальных прогнозов, рассказывает Скотт Болье, директор Центра политической экономики штата Алабама. А проведенные в нынешнем году исследования компаний Barclays Wealth Ledbury Research доказали, что мужчины склонны к более безрассудному поведению, нежели дамы. Наиболее вероятное объяснение тому - мужской гормон тестостерон, разжигающий у мужчин аппетит к риску. «Мужчины более импульсивны, реже склонны признавать свои ошибки и сосредотачиваются на более заоблачных целях», - поясняет Болье.

исследования компаний Barclays Wealth Ledbury Research доказали, что мужчины склонны к более безрассудному поведению, нежели дамы. Наиболее вероятное объяснение тому - мужской гормон тестостерон, разжигающий у мужчин аппетит к риску. «Мужчины более импульсивны, реже склонны признавать свои ошибки и сосредотачиваются на более заоблачных целях»

Джон Зигфрид, секретарь-казначей Американской экономической ассоциации, сообщил, что в настоящее время женщины составляют 25% от общего числа членов ассоциации в целом и треть от числа экономистов, недавно получивших кандидатскую степень.

5. «Мы неточно определяем понятие благосостояния»

Экономисты измеряют благосостояние различных стран, оперируя массой параметров, таких как стоимость жизни и пр., однако все эти индикаторы не столь точны, как предполагается. К примеру, возьмем понятие внутреннего валового продукта. Оно далеко не всегда в точности отражает экономическое здоровье страны, поскольку крупные экономические кризисы нередко случаются сразу же после того, как страна достигла пика быстрого экономического роста. Сэм Томпсон, старший исследователь Новой экономической ассоциации в Лондоне, утверждает, что ВВП - показатель, лишь частично отражающий продуктивность экономики и не раскрывающий всю картину целиком. К примеру, за высокими показателями экономического роста может скрываться слабая и неэффективная система здравоохранения. «На самом деле, ВВП часто растет во время войн», - добавляет эксперт.

Экономисты измеряют благосостояние различных стран, оперируя массой параметров, таких как стоимость жизни и пр., однако все эти индикаторы не столь точны, как предполагается

То же самое и с уровнем безработицы. Согласно официальным данным по США, в июле текущего года безработица в стране составляла 9,1%, однако Джон Уильямс, редактор сайта ShadowStats.com (название сайта можно перевести как «Теневая статистика». - Прим. ред.) по-иному растолковал эти данные. По его словам, «удрученные работники», которые отчаялись и перестали активно искать работу, не вошли в официальные статистические сводки, и, таким образом, реальный уровень безработицы [уровень безработицы] в стране составляет 22%. Часто подобные данные могут ошибочно обнадежить (или напугать) население и таким образом повлиять на его финансовое поведение, отмечают эксперты. «В такие неспокойные времена, как сегодня, слишком много экономических показателей, которые ведут себя нехарактерным образом», - вторит Дуг Шорт, вице-президент по исследованиям финансовой консалтинговой компании Advisor Perspectives.

А Линн Ризер, сотрудница Национальной ассоциации бизнес-экономистов, утверждает, что ВВП все-таки «один из самых показательных экономических индикаторов» и что на сегодня уровень безработицы в США, даже с учетом «удрученных работников», составляет всего 16%.

6. «Экономика - наука мрачная, но неточная»

Экономическое сообщество далеко от единства внутри себя, говорит Шорт. Согласно июльскому опросу экономистов, проведенному The Wall Street Journal, оценки темпов роста американского ВВП во II квартале текущего года разнились в диапазоне от 0,9% до 3,2%. Этот разброс может говорить как об уровне, близком к стагнации, так и об уровне, близком к уверенному росту, поясняет эксперт. А исследование, посвященное этому же вопросу, проведенное уже в августе, показало варианты от 0,5% до 4%. Согласно другому исследованию, ставка по десятилетним облигациям Минфина США на конец 2010 года оказалась ниже на 0,78 процентного пункта, чем предсказывали эксперты.

Учитывая подобные расхождения, трудно быть «обыкновенным» экономистом, комментирует Шорт. А уж во времена финансовой нестабильности все экономические прогнозы и вовсе следует воспринимать с долей (причем изрядной) скептицизма. Что же до неточности прогноза по гособлигациям Минфина США, то экономисты именно этот инструмент воспринимают как некий индикатор направления роста или падения прочих процентных ставок, ориентируясь на который потребители решают, рефинансировать им свои ипотечные займы или покупать/продавать корпоративные бонды.

7. «Мы склонны к левизне»

Как свидетельствуют данные Американской экономической ассоциации, около половины состоящих в ней экономистов - демократы, а вот сторонников Республиканской партии в ней оказалось лишь 17%. Кроме того, 60% экономистов утверждают, что на посту президента Соединенных Штатов Барак Обама добился существенного прогресса на пути к экономическим изменениям. Да и, вопреки общепринятым стереотипам, экономисты вовсе уж и не такие горячие сторонники свободного рынка. Еще в 2003 году исследователи Дэниэл Клейн и Шарлотта Стерн опросили более 1 тыс. экономистов, задав им 18 вопросов вроде того, как они относятся к роли государства в таких аспектах, как формирование базовых тарифов. В итоге выяснилось, что свободные рыночные принципы исповедует лишь 8% экономистов; Клейн полагает, что с тех пор вряд ли произошли какие-либо существенные изменения в мировоззрении экономистов. А еще одно исследование от 2008 года показало, что экономисты в течение последнего полувека занимались тем, что пытались склонить электорат на сторону более крупных правящих партий. «Мы делаем вывод о том, что возросшая роль экономистов в общественной и политической жизни значительно повысила и влияние правительственной политики на деятельность экспертов», - утверждают авторы этого исследования, экономисты Скотт Болье, Уильям Бойз и Уильям Маунтс.

8. «У нас есть свои тайные мотивы»

На первый взгляд, многие авторитетные экономисты работают в солидных академических учреждениях, репрезентирующих непредвзятые и объективные мнения. Но на практике это далеко не так, утверждают эксперты. У экономистов имеются свои собственные как личные, так и экономически обусловленные мотивы. К примеру, в открытом письме Республиканской партии США говорится о том, как более 150 экономистов положительно откликнулись на призыв спикера палаты представителей Джона Бонера поднять долговой потолок на ту же сумму, на которую следовало урезать государственные расходы. Цитата из письма: «Повышение пределов госдолга США без значительного сокращения госрасходов и бюджетной реформы (с тем, чтобы преодолеть зависимость правительства страны от долгов) сильно повредит процессу создания новых рабочих мест в частном секторе».

На первый взгляд, многие авторитетные экономисты работают в солидных академических учреждениях, репрезентирующих непредвзятые и объективные мнения. Но на практике это далеко не так, утверждают эксперты. У экономистов имеются свои собственные как личные, так и экономически обусловленные мотивы

Более того: около 70% имеют свои финансовые интересы, не относящиеся к их академической деятельности, - об этом говорят результаты исследования «Финансовые экономисты, финансовые интересы и тайны экономического кризиса», проведенного в 2010 году учеными Джерардом Эпстайном и Джессикой Керрик-Хагенбат. Исследователи проанализировали выступления экспертов-экономистов в прессе и их публикации в период с 2005 по 2009 год. В итоге выяснилось, что, несмотря на очевидную вовлеченность экономистов в сферу частного бизнеса, они редко в открытую признавали наличие подобных связей. В свою очередь, Зигфрид из Американской экономической ассоциации добавляет, что эти выводы относятся по крайней мере к 70% всех ученых-экономистов, и «возможно, весьма точны» по отношению к экономистам, которые «ведут активную исследовательскую деятельность и/или широко представлены в средствах массовой информации».

Подобная работа на стороне вызывает критические замечания в том духе, что она провоцирует конфликт интересов, за исключением тех случаев, когда ученые-экономисты открыто признаются в том, чем они занимаются помимо академической карьеры. Джеффри Френкель, профессор Школы имени Кеннеди в Гарвардском университете, твердо убежден, что экономисты обязаны открыто предоставлять данные обо всех побочных консультациях, которые они кому-либо предоставляют, а университеты и прочие учебные заведения, в свою очередь, должны сделать процедуру предоставления такой информации максимально прозрачной. Это относится к тем случаям, когда вероятно возникновение конфликтов интересов или разногласий этического характера. Сам Френкель признает, что зарабатывает консультациями помимо основной работы 1 тыс. долларов и более в месяц, и считает, что экономистам только на пользу оповещать о своих консультационных подработках. «Если какой-либо экономист пишет о финансовых рынках, рассуждая о том, что рынкам необходимо больше или меньше регулирования со стороны государства, то это, несомненно, влияет на мнения рядовых инвесторов», - добавляет Френкель. А Ризер из Ассоциации бизнес-экономистов утверждает, что члены его организации непременно упоминают о своей политической принадлежности, высказывая то или иное мнение в СМИ.

9. «Наши образовательные попытки не очень успешны»

В интервью средствам массовой информации экономисты часто стараются по минимуму использовать специфическое арго, принятое в их кругах. Вместо этого они говорят самыми простыми словами, причем часто именно так они пытаются объяснить сложнейшие явления в экономике. Но даже объяснения «для дураков» все равно не помогают простым американцам понять, в чем суть дела; как правило, простые жители США весьма отдаленно понимают даже базовые экономические понятия. И это несмотря на все попытки экономистов объяснить свои концепции посредством СМИ, исследований и книг, утверждает Анна-Мария Лусарди, профессор экономики и бухгалтерского учета Школы бизнеса Вашингтонского университета. В своем исследовании 2009 года Лусарди вместе со своим коллегой Питером Туфано, профессором Школы бизнеса Гарвардского университета, выяснила, что лишь около одной трети американцев понимают, как работают кредитные карты и формируются процентные ставки по ним. Для потребителей это плохая новость, поскольку, как утверждают эксперты, чем ниже уровень финансовой грамотности потребителя, тем больше вероятность, что он влезет в долги и будет переплачивать по кредитам.

10. «До начала восстановления экономики - десять лет»

Многие экономисты признают, что Америка находится на пути к очередной рецессии, однако лишь немногие из них готовы точно сказать, сколько это будет длиться. «Рецессия продлится десять лет», - говорит Дэвид Хефти, экономист и генеральный директор Hefty Wealth Partners. В свою очередь, Эдвард Лернер, профессор по менеджменту, экономике и статистике Калифорнийского университета, уверен, что рецессия продлится и дольше, поскольку количество рабочих мест в производственной сфере стремительно уменьшается из-за глобализации и автоматизации производств. Впрочем, по его словам, рынок недвижимости через несколько лет все-таки восстановится, но при этом «следует ожидать перехода из индустриальной экономики в постиндустриальную, и процесс этот может продлиться десятки лет».

Что же ждет простых потребителей? Хефти рекомендует копить деньги , вкладывая их в безопасные инвестиции или открывая депозитные счета в банках. Денежной «подушки безопасности» должно хватать на полгода. Вне сомнения, подобные запасы на черный день принесут некоторое успокоение в случае, если предсказания экономистов о том, что грядут лучшие (или худшие) времена, сбудутся.

Перевела Наталья ЧЕРКАШИНА, Banki.ru

НОВОСТИ
Подпишитесь на нашу рассылку!
только актуальные статьи
на тему личных финансов

​​

наверх

123