Почему ГСМ в Казахстане дорожают?

2114

По ценам на бензин Казахстан входит в ТОП-10 самых «дешевых» стран мира. По ценам на дизельное топливо Казахстан находится на 21-м месте из 167. Во всех приграничных странах и, главное, в тех, что входят в состав СНГ — России, Узбекистане, Кыргызстане, — топливо не просто дороже, а намного дороже. Так, по данным GlobalPetrolPrices на 22 ноября текущего года, в России бензин стоит в среднем на 47,9% больше, чем в РК, в Кыргызстане — на 63,9%, в Узбекистане — более чем вдвое. И это не считая Китая, где бензин и вовсе дороже почти втрое, пишет ProDengi со ссылкой на ranking.kz.

 

Что касается дизтоплива, в Кыргызстане оно стоит в среднем на 15,7% дороже, чем в РК, в России — на 20,8%, в Узбекистане — более чем в полтора раза. И вдвое дороже, чем в РК, дизельное топливо стоит в Китае.

 

В то же время, к примеру, летом и осенью из Узбекистана в РФ и обратно идет колоссальный трафик, везущий плодоовощную продукцию. Да и помимо транзитного транспорта топливо из РК «вымывается» особенно заметно во всех приграничных регионах — заехать в Казахстан заправиться давно стало нормой, и не только в рамках ЕАЭС.

 

Простейший пример: заместитель акима соседствующей с Россией ЗКО Темирхан Мендыгалиев сообщил, что транзитные большегрузы разбирают более 70% выделяемого на регион дизтоплива. Фуры, следующие из европейской части России на восток, заезжают в Казахстан и пользуются бесплатными дорогами, попутно заправляясь казахстанским топливом.

 

 

На рынке ГСМ РК складывается парадоксальная ситуация: с одной стороны, при модернизации НПЗ были учтены и заложены в планы внутренние потребности в топливе, и на текущий момент эти потребности НПЗ перекрывают. С другой — год за годом, особенно в «плодоовощной период», дешевое топливо из страны фактически «вымывается» транзитным потоком транспорта. В итоге на рынке возникает искусственный дефицит, что ведет к необходимости закупки ГСМ в тех же странах, куда ушло дешевое казахстанское топливо, но уже по значительно более высокой стоимости, и в итоге к росту цен. То есть ГСМ в РК дорожают… потому что дешевые.

 

И это — не говоря о контрабанде, приваренных дополнительных баках и прочих хитростях, применяемых водителями и не только. Напомним, в этом ноябре в РК введен очередной шестимесячный запрет на вывоз бензина и дизтоплива автотранспортом (ранее такой запрет уже вводился в апреле). Формулировка приказа говорит сама за себя: «Ввести запрет сроком на шесть месяцев на вывоз с территории Республики Казахстан автомобильным транспортом бензинов, дизельного топлива и отдельных видов нефтепродуктов, за исключением смазочных масел, за исключением вывоза в бензобаках, предусмотренных заводом-изготовителем автомобильных транспортных средств, а также в отдельных емкостях объемом не более 20 литров». Как показывает практика, даже «бензобака, предусмотренного заводом-изготовителем» вполне хватает, если речь идет о серьезном трафике.

 

По подсчетам Минэнерго РК, только с мая по сентябрь текущего года спрос лишь на дизельное топливо превысил показатели аналогичного периода 2020-го на 480 тыс. тонн — это месячный объем производства трех НПЗ. Фактически спрос увеличился на 50–60 тыс. тонн в месяц, и наиболее заметный скачок потребления в РК ожидаемо фиксируется именно в приграничных областях.


Ситуация могла бы быть забавной, не будь она столь неприятной: топливо из РК вывозится даже по воздуху. Так, Минэнерго заявляет о нехватке авиатоплива, при том, что объем производства отечественных НПЗ полностью покрывает потребности авиакомпаний, выполняющих пассажирские перевозки. Дело в том, что на рынке авиаперевозок наблюдается скачок в секторе транзитных услуг, обеспечение которых потребует импорта авиатоплива, так как казахстанское — как более дешевое — в буквальном смысле улетает из РК.


При таком раскладе дефицит в секторе и сопутствующий ему рост цен закономерны. Прошлый год — год локдаунов и закрытых границ — отлично показал «стерильную» ситуацию, при которой в отсутствии стороннего «вымывания» внутреннее потребление ГСМ в РК было перекрыто с лихвой и цены на топливо падали. Так, по итогам октября 2020 года то же летнее дизтопливо подешевело на 1,5% к октябрю 2019 года, но уже в октябре текущего года стало дефицитным, и рост цен составил сразу 24,4%.

 

Напомним: цены на бензин и дизельное топливо в РК с 2016 года государством не контролируются и регулируются рынком. В этих условиях искусственный дефицит будет неизбежно приводить к росту цен, причем пытаться перекрыть этот дефицит, наращивая внутреннее производство, бесполезно: речь не идет о потребностях казахстанцев, а вывоз из РК будет происходить в любом случае, просто в силу разницы цен.


 

Еще один малоизвестный момент. В РК НПЗ не участвуют в ценообразовании ГСМ для конечного потребителя. Казахстанские заводы работают по давальческой схеме. Что это значит? Поставщик нефти (давалец) — ресурсодержатель — передает сырье НПЗ для изготовления из этого сырья нефтепродуктов, будь то бензин, дизтопливо или иная продукция. При этом вся продукция является собственностью давальца, не завода. Все продукты, полученные в результате переработки, реализуются давальцами самостоятельно, и цены на них определяются, соответственно, тоже ресурсодержателями.

 

Фактически единственный механизм госрегулирования цен на ГСМ, применяемый в РК — тот момент, что государство обязывает нефтедобывающие компании поставлять определенное количество нефти (доля отличается для каждого конкретного месторождения) на внутренний рынок. При этом на внутренний рынок ресурсодержатель поставляет нефть по значительно более низкой цене, чем мог бы ее экспортировать, то есть ресурсодержателю это просто невыгодно. Так, к примеру, еще этой весной заместитель премьер-министра Роман Скляр в ответ на депутатский запрос сообщал: «Коридор низких цен на ГСМ всегда субсидировался недропользователями путем предоставления более низких цен на перерабатываемое сырье. При этом разница от экспортной цены нефти составляла около 50 долл. США / тонна, сейчас она выросла до 80–130 долл. США / тонна нефти в зависимости от направления поставки».

 

Поэтому, в частности, НПЗ загружаются сырьем нередко по остаточному принципу, и сырье это — не лучшего качества, что, опять же, ведет к износу дорогостоящего оборудования.

 

 

К слову, модернизацию на НПЗ в РК проводили не за счет государства. НПЗ брали на нее займы — причем, само собой, в валюте. И возвращать эти займы предприятия также должны в валюте. Инициирована модернизация была в 2011 году. В октябре 2011 года литр бензина популярной марки АИ 95/96 обходился в среднем по РК в 139,4 тенге, летнего дизтоплива — в 92 тенге, а доллар США стоил 148 тенге.

 

С точки зрения инвестиций в модернизацию рост цен на топливо должен был быть соразмерным росту курса доллара. Однако и этого не произошло. В октябре текущего года литр бензина той же марки стоил в среднем 199,5 тенге, литр дизельного топлива — 240,9 тенге. А вот доллар подскочил в цене до 425,6 тенге. То есть за этот (десятилетний) период цены на бензин выросли на 43%, дизтопливо подорожало в 2,6 раза, а доллар — сразу втрое.

 

Чтобы удержать цены на топливо, нефтедобывающие компании в РК обязывают поставлять дешевое сырье на внутренний рынок. НПЗ при этом работают на самоокупаемости, без закладывания прибыли, регулярно оптимизируют расходы, сокращают численность работников и иными методами как-то снижают себестоимость производства. А в итоге дешевое топливо «вымывается» из РК в приграничные государства.

 

 

Решается такая ситуация единственным возможным методом — ростом цен. Во-первых, это вернет интерес ресурсодержателей к внутреннему рынку, позволит полностью загрузить мощности НПЗ (которых вполне хватает на полное закрытие спроса на ГСМ и которые недозагружены), а самим НПЗ позволит планировать дальнейшие инвестиции в расширение. Во-вторых, снимет вопрос «вымывания» топлива в соседние страны.

 

Впрочем, роста цен на ГСМ стоит ждать в любом случае, даже без каких-либо специальных действий со стороны государства. Напомним: до 1 января 2025 года в рамках Евразийского союза будет сформирован общий рынок нефти и нефтепродуктов, что неизбежно уравняет цены на топливо в РК и в странах-союзницах.

 

К сведению: на текущий момент в той же Беларуси, входящей в ЕАЭС, бензин стоит на 83,6%, а дизтопливо — на 48,2% дороже, чем в Казахстане.


Фото: ykt.ru


Онлайн-заявка на кредит во все банки
Узнайте, какой банк готов выдать вам кредит