menu

Статьи

Какие госпрограммы нужны Казахстану

1222

Значительное влияние госпрограммы, как имеют, играют в строительстве, сельском хозяйстве и обрабатывающей промышленности. Однако, несмотря на существенную государственную поддержку, их доли в структуре ВВП особо не выросли (строительство 5,3%, сельское хозяйство 5,1%, обрабатывающая промышленность – 13,3%, при этом индекс производительности труда в обрабатывающей промышленности даже снизился за прошлый год), что подчеркивает необходимость ревизии всех программ на предмет их эффективности. Нурбек Искаков, аналитик компании Esperio  считает, что самое важное при реализации госпрограмм не допускать «эффекта вытеснения». 

 

Какие госпрограммы нужны Казахстану 

 

Ответ на этот вопрос прежде всего зависит от видения будущего казахстанской экономики, которым мы руководствуемся. Если это абстрактная цель «надувания» объема ВВП, скажем, как это делало и делает в последние 30-40 лет руководство США, то тогда самыми эффективными инструментами для «развития» экономики будут являться всевозможные формы стимулирования потребления и искусственной финансиализации экономики, для раздувания рыночной стоимости ВВП страны.

 

Условно говоря, Казахстан в этом случае остается низко эффективной экспортно-сырьевой экономикой, с высокой зависимостью от импортных товаров с высокой добавленной стоимостью. Однако, вместо складывания нефтяных сверхдоходов в Нацфонд, Правительство РК все большую их часть будет направлять на всевозможные программы стимулирования потребления вроде потребкредитов, автокредитов или льготной ипотеки. 

 

Такой подход кому-то может показаться довольно привлекательным, все-таки он дает краткосрочное и очень осязаемое повышение уровня жизни граждан прямо здесь и сейчас. Но на более длинной дистанции, он приводит к неизбежному отставанию в развитии. Мы видим это по ныне угасающему экономическому лидеру мира США, где есть огромный госдолг из-за сверхпотребления, слабая банковская система и проигрывающая в своей эффективности Китаю экономика из-за длинного периода нулевых процентных ставок. 

 

Если бы не возможность безграничной эмиссии главной резервной валюты мира, с помощью которой США имеют самый большой и дешевый в мире источник для инвестиций, то американская экономика была бы оценена рынком на 25-35% дешевле, что фактически бы означало второе или даже третье место в мире по номинальному размеру ВВП с аналогичным по размеру сокращением уровня жизни американцев.

 

Это конечно не значит, что американский тип экономики абсолютно плох и у него нечему поучиться. Напротив, здоровая работа финансового рынка, который способен привлекать частные инвестиции в малые и наиболее перспективные компании, это по всей видимости один из лучших инструментов экономического развития.

 

Однако, без развитого государственного планирования, которое фискальной политикой и другими инструментами, перераспределяет ресурсы для поддержания необходимых темпов роста производительности труда, американский тип экономики делает самоцелью надувание пузыря рыночной капитализации. На это неоднократно указывали крупнейшие инвесторы в США, вроде Уоррена Баффета и Билла Акмана.

 

Так что если и выбирать видение будущего казахстанской экономики, то китайский тип, где есть и долгосрочное госпланирование, спускаемое в виде конкретных оперативных задач на местный уровень, и разумное применение рыночных инструментов, представляется наиболее подходящим и эффективным.

 

В таком «китайском» варианте развития, для экономики Казахстана главной стратегической задачей является развитие обрабатывающего сектора экономики. А для этого нужна невероятно активная работа в таких направлениях как электроэнергетика, трудовые кадры, прозрачные механизмы привлечения дешевого финансирования, льготные ставки налогообложения и госинвестиции в инфраструктуру.

 

Для создания необходимой силы импульса по каждой составляющей нужны госрасходы, как постоянно действующий инструмент развития, а не как временная стимулирующая мера. Только такой подход, который можно охарактеризовать как «ва-банк», даст понять и казахстанскому бизнесу, и иностранному всю серьезность заявки РК. А если бизнес поверит, что руководство Казахстана не оставляет себе никаких вариантов для отмены выбранного пути, то только в этом случае начнется серьезный диалог о том, что необходимо сделать государству, а что предприятия возьмут на себя. 

 

По-другому решить задачу быстрого ускоренного развития обрабатывающего сектора Казахстана не получится. Все-таки объем инвестиций, который нужен и для новых электрогенерирующих мощностей, и для системы подготовки кадров, и для дешевых длинных инструментов финансирования, и других направлений, для РК без иностранного бизнеса неподъемный.

 

Мы видим, что руководство Казахстана делает шаги в направлении развития обрабатывающего сектора, периодически запуская различные госпрограммы. Но делается это как бы формально и не уверенно, с оглядкой на сохранение прочной и такой комфортной экспортно-сырьевой модели. К сожалению, это видят и инвесторы, которые делают разумный вывод, что если руководство РК не очень верит в потенциал быстрого развития обрабатывающего сектора казахстанской экономики, то почему это должны делать они. 

 

Как госпрограмма автокредитования влияет на экономику 

 

Если оперировать сухими цифрами, то тогда можно сказать, что ежегодное расходование 188 млрд. тенге на программу льготного автокредитования, может прибавить к потребительским расходам казахстанцев около 1,1% в год. 

 

Это не очень заметная величина с точки зрения макроэкономики РК из-за малой доли потребительского сектора в ВВП Казахстана, но с точки зрения отдельных отраслей, например автомобильной, это достаточно много. При том, что в РК в 2022 году было продано всего 124 тыс. автомобилей, программа объемом в 188 млрд. в год способна увеличить количество проданных автомобилей на 18-19 тыс., то есть на 14-15%.

 

Естественно, если объем льготного автокредитования в 2023 году окажется меньше 188 млрд. тенге, а судя по заявлениям представителей Правительства РК о револьверном принципе финансирования программы примерно на 5 млрд. тенге в месяц, это вполне возможно, то тогда и потенциальный эффект для экономики и автомобильной отрасли окажется примерно в 3 раза меньше. 

 

Потребительские расходы казахстанцев в этом случае благодаря льготному автокредитованию могут увеличиться в 2023 году на 0,3-0,4%, а количество проданных автомобилей в РК может вырасти на 6 тыс. штук или на 4,5-5,0%.

 

Естественно, что ни в первом, ни во втором случае сама по себе госпрограмма льготного автокредитования не сможет оказать заметного влияния ни на инфляцию, ни на темпы роста экономики Казахстана, для них она скорее нейтральна. Зато адресная поддержка автомобильной отрасли РК на лицо, потому что в любом из вариантов размера финансирования льготного автокредитования, она получит существенный прирост спроса. 

 

Какие отрасли зависят от госпрограмм 

 

Учитывая экспортно-сырьевую модель экономики Казахстана, не сырьевые сектора в РК как правило находятся в хронически слабом, то есть недофинансированном состоянии, а потому как минимум нуждаются в периодическом проведении программ господдержки для решения накопившихся с последнего раунда госпомощи проблем.

 

Так что в некотором смысле госпрограммы перманентной помощи действует в отношении всех несырьевых секторов казахстанской экономики. Сейчас в РК есть 10 национальных проектов, которые включают в себя долгосрочную господдержку и в здравоохранении, и в образовании, и в цифровизации, и в агропромышленном секторе, и в предпринимательстве.

 

Кроме того, есть госпрограммы поменьше, вроде «Дорожной карты 2025», которая предусматривает поддержку малого и среднего бизнеса или вроде льготных ипотечных программ, которые призваны поддерживать строительный и банковский сектора. 

 

Не касаясь коррупционной составляющей, можно сказать что основные негативные эффекты госпрограмм стимулирующих потребление связанны с ошибочным выбором периода экономического цикла (продолжительность 8-10 лет) для их запуска.

 

Так как такие госпрограммы подразумевают рост государственных расходов, то есть в конечном счете они приводят к увеличению спроса, то в случае если масштабные госвливания происходят в заключительной фазе экономического цикла, когда уровень занятости максимален, а расширение экономики и так превышает потенциальные темпы роста, то дополнительные государственные средства провоцируют лишь дополнительный рост цен.

 

Примером этого может быть ситуация 2020-2021 года, когда не циклический спад мировой экономики (коронакризис) из-за искусственной остановки экономической деятельности, был воспринят руководством Казахстана и других стран, как циклический спад, в ответ на который были запущены масштабные госпрограммы поддержки потребления.

 

Естественно, что когда ковидные ограничения начали снимать, экономическая активность достаточно легко и быстро вернулась к своим допандемическим уровням, соответствующим пику экономического цикла. Поэтому гигантские государственные вливания, из-за полной занятости в мировой экономике, просто не могли конвертироваться в расширение производства и в итоге спровоцировали рекордный всплеск инфляции. В Казахстане он особенно ярко проявился на жилищном рынке, где из-за программ льготной ипотеки всего за 2 года цены на недвижимость взлетели более чем на 50%.

 

Самым подходящим периодом для старта госпрограмм, стимулирующих потребление является период циклического спада мировой экономики, когда дефляционные силы максимальны и проинфляционные риски очень низки. То есть, госпрограммы по льготной ипотеке, льготному автокредитованию и так далее, разумно запускать либо в завершающей фазе циклического кризиса, либо сразу после него.

 

Что касается госпрограмм, стимулирующих производство, в том числе инфраструктурные инвестиции, то при эффективной системе контроля за целевым расходованием средств, негативных последствий от госвливаний здесь практически не бывает, даже если программы действует в заключительной фазе экономического цикла.

 

Самое важное при таких программах не допускать «эффекта вытеснения», то есть чтобы расширение денежной массы соответствовало вливаемому государством через программы объему средств и не вызывало роста процентных ставок. А также, что бы в заключительной фазе экономического цикла, госпрограммы по стимулированию производства в основном касались не его расширения, а модернизации, что должно выступать и как мощный дезинфляционный фактор в следующем экономическом цикле.

 

Нурбек Искаков, аналитик компании Esperio

 

Фото из открытых источников 

0
plusBell

Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Акционные предложения

Узнайте, какой банк готов одобрить вам кредит

Оставить заявку!Белая стрелка

Другие новости