Что ждет казахстанский рынок труда?

4301

Сам по себе размер номинальной заработной платы вряд ли сможет сообщить достаточное количество информации, для то чтобы получить понимание происходящего в экономике страны, на рынке труда, в социальной сфере. И уж тем более номинальные показатели не помогут дать информации что бы построить прогнозы и сделать выводы о том, как ситуацию можно было бы улучшить.

 

Да, если мы посмотрим на динамику номинальной заработной платы в Казахстане с 2017 года, то получим среднегодовой прирост в размере 13%, экстраполируя этот результат на 2022 год, можно ожидать прироста на аналогичную величину к концу года с 248,7 тыс. тенге ($581) до 281,0 тыс. тенге ($656). К сожалению, такой подсчет сообщит нам очень мало информации, а у многих вызовет негодование, потому что средняя заработная плата слишком размытый и не актуальный для большинства граждан показатель.  

 

О чем говорит статистика?

 

Можно взять более объективный индикатор - медианную заработную плату, лучше отражающую изменения в оплате труда в Казахстане, и таким же образом, как и со средней заработной платой экстраполировать средние темпы прироста за последние годы на 2022 год. При среднем значении ежегодного прироста показателя на 17%, можно ожидать увеличения медианной заработной платы в этом году со 157,8 тыс. тенге ($368) до 184,6 тыс. ($431).

 

С такими результатами по определению медианного показателя особо спорить не будут, однако и здесь есть свои нюансы, дело в том, что прирост средней заработной платы на 13% в год достаточно стабилен, отклонения здесь как правило очень небольшие в пределах 2-3 процентных пункта, чего нельзя сказать о медианном показателе, здесь год от года фиксируются огромные отклонения в 15-25 процентных пункта. То есть в какой-то год медианные заработные платы могут вырасти на 27%, а в какой-то лишь на 2%.

 

Причины таких скачков тоже понятны, рост средней заработной платы происходит под влиянием рыночных объективных процессов и в основным он происходит в достаточно ограниченной группе отраслей и вакансий, пользующихся наибольшим спросом. А вот рост медианной заработной платы в силу высокой доли в структуре занятости Казахстана бюджетников, доходы которых зависят лишь от наполнения республиканского бюджета, вынуждена ждать индексации государства и за счет этого догонять рост средней заработной платы, отсюда и такие редкие, но мощные скачки роста.

 

Собственно, здесь мы очень удачно натыкаемся на один из очень информативных сравнительных коэффициентов, это отношение медианной заработной платы к средней, который показывает нам насколько правильно и эффективно устроена экономика страны и ее рынок труда. Если коэффициент небольшой, скажем 63% как в Казахстане или 64% в России, то это говорит о крайне низкой эффективности и существующих дисбалансах.

 

Логика здесь примерно следующая: если отношение медианной заработной платы к средней заработной плате низкое, значит в стране есть либо высокий уровень неравенства в распределении доходов, либо не работает государственная система перераспределения доходов, либо по какой-то причине огромная часть граждан страны занята низкооплачиваемым трудом, что указывает на экономическую и технологическую отсталость.

 

Скажем в странах с высоким уровнем жизни, с развитой и очень диверсифицированной экономикой, например, в Швейцарии, отношение медианной заработной платы к средней (9,0 тыс. швейцарских франков в месяц к 10,1 тыс.), равно 89%. Это значит, что подавляющее большинство граждан заняты высокооплачиваемым трудом, причем в разных отраслях и при этом с очень близким размером зарплаты.

 

В менее успешной, но более близкой с исторической точки зрения к Казахстану по совместной советской истории Латвии, при значительно менее высоком уровне жизни (893 евро в месяц медианная зарплата и 1150 евро средняя зарплата), чем в Швейцарии, коэффициент отношения медианной и средней заработной платы равен 73%, что выше показателя Казахстана в 63%. Но даже с таким отрывом уровень жизни в Латвии оказывается выше, чем Казахстане или в России.

 

Что делать?

 

Зная этот экономический диагноз, становится понятно, что можно сделать, чтобы увеличить коэффициент отношения медианной заработной платы к средней, а как следствие поправить ситуацию не только на рынке труда Казахстана, в социальной сфере, но и во всей экономике.

 

В-первую очередь, можно начать с самого простого, но очень важного для общества, это повышение заработных плат школьных учителей, преподавателей в вузах, врачей, медицинских работников, сотрудников полиции и других специальных служб, они должны быть на уровне не ниже средней заработной платы в стране. Это поможет гражданам закрепить уважение государства, к государству, а конечном итоге к себе.

 

Республиканский бюджет не в состоянии удерживать такие заработные платы самостоятельно, так что обществу необходимо отказываться от советской привычки бесплатности подобных услуг, в рамках рыночной экономики это невозможно и переходить к поэтапному повышению как их стоимости, так и их качества, совместно с увеличением государственного финансирования.

 

Если на текущий момент в бюджете на это денег нет, значит должным образом не налажена работа налоговой системы и это второй инструмент улучшения ситуации, с помощью постепенного введения прогрессивной налоговой шкалы.

 

И наконец, необходимо внедрять принципы корпоративной этики, где во главе угла должно стоять уважение и профессионализм, за которым непременно следует более равномерное распределение фонда оплаты труда. За основу можно взять европейский опыт, где по мере повышения уровня сложности выполняемого труда на конкретном предприятии, скажем от рядового сотрудника к специалисту, потом к руководителю среднего звена и на наконец к топ менеджеру, заработные платы увеличиваются не более чем в два раза.

 

То есть, если за основу для рядовых сотрудников взять медианную заработную плату в Казахстане в 157,8 тыс. тенге в месяц, то специалисты должны получить по 315 тыс., руководители среднего звена 630 тыс. тенге, а топ-менеджеры крупных компаний 1,260 млн. тенге в месяц. И те же самые ограничения должны касаться и госслужащих, и чиновников.

 

В случае реализации подобных мер, в Казахстане постепенно начнет образовываться средний класс, который и станет основой экономики. Для него потребуется хорошие школы с качественным школьным, а потом и вузовским образованием, для него потребуется качественная медицина, качественная работа правоохранительных органов и государственных служб. И самое главное, что все это создаст большой и сложный внутренний рынок, в том числе и рынок труда, который будет постепенно замещать экспортно-сырьевой сектор, делая экономику сильной и устойчивой.

 

К сожалению, пока шаги в этом направлении либо очень скромны, либо полностью отсутствуют, хотя после январской трагедии в Казахстане власти начали активно высказываться в сторону подобных изменений. Но от слов к делу дорога достаточно длинная, так что пока Минтруду Казахстана не остается ничего другого кроме как сетовать на то, что 41% занятого населения работает в низкопродуктивных секторах, с низкой заработной платой.

 

Следуя за логикой слов чиновников, получается, что примерно 3,5 млн. казахстанцев нужно в срочном порядке уходить из сфер образования, здравоохранения, да и сохранения правопорядка тоже, что уж греха таить и здесь заработные платы низкие… И идти устраиваться управленцами, IT-специалистами, консультантами в консалтинговые компании, риэлторами или устраиваться на предприятия, добывающие сырье. При этом желательно переехать либо в Нур-Султан, либо в Алматы, тогда вероятность попасть в верхнюю долю получающих самую высокую заработную плату в Казахстане будет максимальной.

 

Жаль только, что количество таких высокооплачиваемых вакансий не такое большое, иначе 41% казахстанцев уже бы там и работали. К тому же кадровый голод, который наблюдался в 2021 году, создавая ложное ощущение больших карьерных возможностей, в 2022 году будет сходить на нет по мере завершения постпандемического восстановления экономики. Да и не стоит забывать, что спрос в прошлом году, в основным был на низкоквалифицированный труд, где нет ни высоких заработных плат, ни высокой производительности труда, как того хотели в Минтруда Казахстана.

 

А потому в 2022 году все останутся на своих местах, уровень безработицы удержится около 5%, бюджетники будут ждать поэтапного повышения заработных плат, активность в строительном секторе и секторе операций с недвижимостью будет снижаться, вместе с быстрым завершением государственных программ поддержки, так что приток новых работников тут никто приветствовать не будет.

 

Кроме того, пандемия COVID-19 в 2022 году будет отступать, значит и спрос на медиков снизится, а за ним и желание государства повышать им заработные платы. Также под вопросом сохранение высокого спроса на IT-cпециалистов, все-таки экономическая жизнь будет возвращаться к более нормальному режиму и некоторый откат от онлайна к оффлайну безусловно будет.

 

А вот на кого спрос останется высоким абсолютно точно и в 2022, и в 2023 году, так это на четыре столпа экономики — продавцы, бухгалетры, водители и охранники. На последние три позиции молодым людям рассчитывать не стоит, а вот попробовать себя продавцом, получив полезные коммуникативные навыки будет очень даже полезно.

 

Для остальных соискателей, которые хотят найти более сложную, более творческую, более престижную трудовую позицию, можно лишь посоветовать не затягивать с выбором. Поступает большое количество сигналов, которое говорит о том, что и мировая экономика, и экономика Казахстана, в 2021 году прошли пик макроэкономического цикла и на горизонте 1-2 лет их ждет циклический экономический спад, с ростом безработицы и резким сокращением доступного списка вакансий. Так что как говорили в Древнем Риме «carpe diem» - ловите момент.

 
Источник: ProDengi.kz
Автор: Нурбек Искаков, аналитик компании Esperio
Фото: youla.ru

Акционные предложения

Онлайн-заявка на кредит во все банки
Узнайте, какой банк готов выдать вам кредит
Узнать