menu

Статьи

Что происходит на венчурном рынке Казахстана

1734

Средний чек инвестиций в заключенные в Казахстане сделки, растет. Он уже оторвался от сумм в $50-100 тыс. Так, в 2022 году казахстанский проект Arbuz.kz вышел на рынок США и привлек $10 млн, проект Cerebra - $1 млн. То есть, появились новые профессиональные инвесторы, у которых высокий аппетит к риску, компенсирующемуся возможностями большого роста, которые понимают венчурные проекты и готовы в них вкладываться. 

 

Особенности рынка стартапов Казахстана

 

Средний размер венчурных сделок в Казахстане в 2021 году, по некоторым данным, составил $360 тыс., а в 2022 году - $800 тыс. Однако, на рынке стартапов страны появляются отдельные примеры сделок на небольшие чеки, до $200–300 тыс. Это - классические бизнес-ангельские истории. Центральноазиатский клуб бизнес-ангелов – сообщество бизнес-ангелов и венчурных инвесторов, учит сотни казахстанцев венчурному инвестированию. 

 

Казахстанскому рынку нужно понять разницу между традиционными и венчурными инвестициями - в венчур приходят люди, с аппетитом к риску и надеждой на большой рост.

 

Пока инвесторы учатся основам рискового венчура, на рынок Казахстана заходят зарубежные фонды, с надеждой поймать компанию-«единорога» или «газель» - компанию с доходом не менее $100 тыс., которая ежегодно наращивает прибыль минимум на 20%, на протяжении не менее четырех лет, из Центральной Азии, но им еще сложно понять наш менталитет. 

 

Еще одна особенность казахстанского рынка стартапов связана с его недокапитализацией. Каждый условный $1, в который здесь оценивают стартап, в США или Евросоюзе будет равен $3. Инвесторы могут дешево зайти в перспективный проект и удачно выйти из него.

 

Тем не менее, рынок страны - неразвит и иностранные инвесторы, да и местные – тоже, настороженно относятся к вложениям в стартапы. Есть проекты, как, например, Robo Wunderkind, Рустема Акишбекова, который не нашел денег в Казахстане, а позже привлек $500 тыс. от австрийских инвесторов и стал венчурным партнером австрийского фонда.

 

Ранний трэкшн получить можно почти бесплатно 

 

Венчурные фонды Казахстана, как правило, вкладываются в те молодые команды, за проектами которых сначала пару кварталов следят, анализируют результаты работы и большие суммы направляют на финансирование стартапов на стадиях Round - в рост и развитие продукта, от $500 тыс., меньшие - на посевных стадиях от $25 тыс. Выбирают команды, имеющие определенный трекшн - умение делать из идеи бизнес, количественное доказательство наличия рыночного спроса на ее продукт, а также те, которые пройдут через акселератор. 

 

Планируется развивать экосистему венчурных инвестиций для небольших чеков, чтобы позволить участвовать в венчурном бизнесе большему числу бизнес-ангелов, готовых заходить в проекты на ранней стадии. 

 

Ранний трэкшн заполучить можно почти бесплатно. Для стартапов на ранних стадиях есть смысл не спешить с привлечением инвестиций, ведь именно наличие трекшена может сильно изменить оценку компании. Инвестор - предельно циничный человек, ведь речь идет о его деньгах, а умение стартапа извлекать деньги уже на стадии идеи или MVP (тестовой версии товара, услуги или сервиса с минимальным набором функций - prodengi.kz) говорит о том, что команда сильнее тех, кто этого не умеет и способна снизить риск всего портфеля инвестора. 

 

Один и тот же проект с разницей в полгода и наличием подтвержденного спроса на продукт, может стоит в 10 раз дороже. Так, Facebook получил в 2006 году от Microsoft $0,9 млрд, которые через год превратились в $15 млрд. То есть, передавая инвестору условные 5-10%, можно получить в 10 раз больше денег на развитие продукта. Именно, наличие трекшена может стать триггером для решения первого инвестора войти в проект и дать первую оценку компании. Деньги же на получение трекшена можно взять от друзей, семьи и дураков.

 

Итак, трэкшн стартапам ранних стадий, позволяет не только оценить умение команды организовать разупорядоченность в бизнес, но и понять в нужную ли сторону спешит стартап, помогает мотивировать команду, отслеживать прогресс, нужен для привлечения инвестора, кратно увеличивает оценку стартапа и делает бизнес системным и управляемым.

 

До «единорогов» рынку Казахстана далеко

 

Однако венчурный рынок Центральной Азии мал, чтобы стартап мог стать единорогом, то есть, компанией, которая меньше чем за 10 лет доросла до оценки стоимости в $1 млрд и больше. 

 

К тому же, несмотря на сделки, инвесторы и фонды не хотят заявлять о себе. Даже если сделки заключены на 10–20 млн тенге, никто не хочет лишних разговоров, говорят они сами.

 

Объем венчурного рынка Казахстана с $50–60 млн в 2020 году подрос, по оценке управляющего партнера MOST Ventures Алима Хамитова, до $80 млн в середине 2022 года и до $100 млн к началу 2023 года. Причем, эти цифры не учитывают госфинансирование, а достоверная статистика по рынку отсутствует. 

 

Также, регулирование растущего рынка - слабое. МФЦА позволяет венчурным фондам работать на своей площадке, помогает компаниям привлекать международных партнеров, здесь венчурные капиталисты регистрируют фонды и технологические компании, работает английское право, международные инструменты, регулирование краудфандинговых платформ, позволяющее инвестировать в доли в стартапах, но все это также – на начальных стадиях. 

 

Законодательство в сфере венчурного финансирования нуждается в корректировке: четких правилах игры для инвесторов, мотивации бизнес-ангелов и венчурных фондов. 

 

Тем не менее, регион дает отличную возможность для тестирования гипотез и первых трекшнов. В Казахстане появляются стартаперы, которые запустили несколько бизнесов, а с 2019 года стартаперы перешли от качества проектов к количеству. В 2022 году в Казахстане было более 5 тыс. стартапов, большинство которых, правда, только начали развиваться. 

 

За 2015–2019 годы бизнес-инкубатор MOST провел, как говорит Хамитов, 11 программ акселерации, пять корпоративных программ, 90 стартапов проинвестировали на более $4 млн. 

 

Господдержка программ инкубаторов и акселераторов

 

Для развития венчурного рынка нужны множество стартапов и критическая масса инвесторов, готовых вкладывать деньги. Число проектов, авторы которых создают новые продукты и решения в ИИ, e-commerce, логистике, растет, а предприниматели, запускавшие первые проекты в начале 2000 годов, уже работают над вторыми-третьими проектами. 

 

Большинство проектов все еще идут от внутреннего рынка, но уже появляются изначально ориентируемые на более широкую географию присутствия.

 

Несколько лет назад создан госфонд – QazTech Ventures, входящий в АО «НУХ «Байтерек», который должен предоставлять господдержку индустриально-инновационной деятельности, при постепенном выходе государства из капитала фонда, чтобы он стал полностью частным. 

 

В ноябре 2022 года, президент Касым-Жомарт Токаев отмечал, что сейчас в креативном секторе Казахстана действуют более 19 тыс. компаний. При этом свыше 40% всех IT-компаний страны базируются в Алматы. Он поддержал идею акимата о создании Алматинского венчурного фонда с первоначальной капитализацией 10 млрд тенге, напомнив, что важно привлечь частные средства для реализации проекта.

 

Также, государство должно поддерживать программы инкубаторов, акселераторов, ведь это сложный социальный бизнес, а с точки зрения бизнес-модели - трудоемкий, ресурсоемкий. Но при этом он несет большой экономический эффект: $1, вложенный в венчурный проект, дает отдачу в $5 в структуре ВВП. 

 

Tech-предпринимателю непросто получить контакт инвестора и в США, по рассказам стартаперов, даже приходится платить комиссию за знакомство с нужными людьми.

 

Венчурный фонд, это – инвестиционный фонд, который вкладывается в инновационные компании и проекты, в том числе, в стартапы. Фонд управляет деньгами инвесторов, делая ставку на молодые компании, которые быстро растут, соответственно стратегии масштабирования. 

 

Инвестиции в венчурные фонды обещают высокую доходность, но высоко рискованы. Стратегия венчурного фонда по формированию портфеля состоит в том, чтобы делать небольшие ставки на целый ряд молодых многообещающих стартапов. Тогда шанс, что хотя бы один из стартапов «выстрелит» и окупит инвестиции, довольно высок. 

 

Господдержку инновационный сектор стал получать с 2004 года - момента одобрения Программы развития национальной инновационной системы на 2005–2015 годы в рамках Стратегии индустриально-инновационного развития РК. Но ярких прибыльных историй не было, есть разрозненная информация о казахстанских венчурных фондах, которые поддерживают проекты на поздней стадии развития, портфели которых состоят из собственных проектов. Фонд, как правило, по мнению зампредправления АО «Товарная биржа «Евразийская торговая система» Ерлана Тажибаева, создается под конкретные проекты и не является участником венчурного рынка, а используется как механизм перераспределения денег. 

 

Инвестиции венчурных фондов – весьма подходящий вариант для финансирования молодых инновационных компаний и разработки уникального продукта, выведения его на рынок. Кредиты могут не полностью покрыть их потребности или быть недоступными, ведь у собственников компании нет обеспечения. Большинство венчурных фондов получают доход от 2-5% комиссионных за управление, и проценты от экзитполов, после успешной продажи портфельной компании.

 

Глобальное венчурное финансирование, по данным Crunchbase, дающей информацию о частных и госкомпаниях: инвестициях и финансировании, членах-учредителях и руководстве, слияниях и поглощениях, достигло в 2021 году $643 млрд. За 2020-2021 годы финансирование стартапов в Центральной Азии увеличилось на 28%. Венчурные капиталисты инвестировали в 2021 году в здравоохранение, финтех, образование и логистику.

 

Если вас интересует кредит на развитие бизнеса, то его можно выбрать здесь

 

Людмила Валентинова

 

Фото из открытых источников 

0
plusBell

Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Акционные предложения

Узнайте, какой банк готов одобрить вам кредит

Оставить заявку!Белая стрелка

Другие новости