С начала 2020 года рубль ослаб на 24,4%, а тенге - на 12,1%.  Как ситуация на рынке повлияет на нацвалюту до конца года, пишет LS.

Старший аналитик AERC Галымжан Айтказин (Telegram-канал Tengenomika) отметил, что российская валюта находится под давлением с начала этого года. За этот период она обесценилась примерно на 23-25% по отношению к доллару. Причиной этому стал отчасти ряд фундаментальных факторов на внешних экономических рынках из-за пандемии.

«Во-первых, снижение цен на энергоресурсы и дальнейшая неопределенность по энергетическому сектору, связанная с возможной второй волной коронавируса. Во-вторых, повышение стоимости доллара относительно других валют мира на фоне слабой риторики Федеральной резервной системы США. В-третьих, тревожным фактором для рубля также являются возможные санкции из-за ситуации в Беларуси и недавнее отравление оппозиционера Алексея Навального. Наконец, валютный кризис в Турции и обесценение турецкой лиры в последние недели также негативно влияют на курс рубля. В текущей ситуации ясно одно, при сохранении текущего внешнего и внутреннего экономического фона российская валюта с высокой долей вероятности может продолжить слабую тенденцию», - прогнозирует он.

Что касается ослабления тенге вслед за рублем, то, по словам Айтказина, стоит учитывать, что речь не идет о 100%-ной корреляции динамик двух показателей или о пропорциональном влиянии. К примеру, нацвалюта с начала года потеряла в стоимости 13-14% по отношению к доллару, в то время как рубль - более 20%. Более того, тенге также является частью корзины валют из развивающихся рынков, некоторые из которых придерживаются похожего плавающего курсообразования.

«Другие валюты из Emerging Markets продемонстрировали тенденцию к ослаблению: бразильский реал (35-39%), мексиканский песо (~20%), южноафриканский рэнд (~18%), турецкая лира (~30-32%). Поэтому, говорить исключительно про тренд, исходящий из связи между рублем и тенге неверно, так как в текущий момент большинство валют из развивающихся рынков находятся под давлением общих фундаментальных факторов», - подчеркнул он.

Помимо этого, Айтказин рассказал о мерах, которые могут помочь тенге укрепиться. По его мнению, возможным сценарием для этого может стать появление определенности и окончательная стабилизация ситуации на рынках энергоносителей, в частности, нефти и газа. Также вариантом может стать принятие нового пакета поддержки экономики в США, что позволило бы доллару ослабнуть относительно других валют и, соответственно, укрепить тенге.

«Другим фактором я бы назвал изменение или улучшение внешнего экономического фона для стран-торговых партнеров Казахстана. В частности, ЦБ России может повысить ключевую ставку или увеличить объемы продаж валюты из Фонда национального благостояния (ФНБ). В свою очередь, внутренними факторами для Казахстана могут стать какие-либо действия Нацбанка, направленные на поддержку тенге. Однако, по моему мнению, в текущей ситуации тенге не нуждается в какой-либо помощи. Стоит добавить, что текущий курс нацвалюты поддерживается еще и базовой ставкой регулятора, который удержал ее, когда большинство ЦБ мира активно снижали и того же требовали внутри страны. Вследствие этого, текущая ставка позволяет в той или иной мере нивелировать внешние риски и сохранять баланс между рыночными факторами, которые могут влиять негативно из-за ухудшения ситуации на внешних рынках. Также, дополнительной мерой поддержки тенге может стать конвертация средств из Нацфонда для бюджета. В целом ситуация на валютном рынке складывается в рамках режима плавающего курсообразования, который учитывает глобальные и региональные рыночные факторы», - считает он.

Вместе с тем аналитик «Открытие Брокер» Андрей Кочетков полагает, что тенденция на ослабление рубля подходит к концу.

«Если бы в России существовал глубочайший кризис, то такие значения евро и доллара можно было бы объяснить. Однако цены на нефть находятся на относительно высоком уровне, а геополитические риски сильно преувеличены. Поэтому до конца года мы ждем укрепление российской валюты, которое станет еще более акцентированным в 2021 году», - прогнозирует он.

Кочетков также подчеркнул, что геополитические риски в меньшей степени касаются тенге, но все же валюта Казахстана подвержена влиянию глобальных тенденций.

«Пока мы не видим потенциала дальнейшего сильного падения тенге, ограничивая возможное движение пределом в 5%. При улучшении ситуации на рынках курс может вернуться под отметку 400 за $1 в перспективе трех-шести месяцев. На укрепление казахстанской валюты будут влиять такие факторы, как выход вакцин от COVID-19 в массовое применение, восстановление спроса на сырьевые товары и улучшение деловой активности в странах, которые являются основными торговыми партнерами Казахстана», - пояснил он.

Между тем экономист Владислав Туркин (Telegram-канал Monetarity) отметил, что, кроме снижения ставок Центробанка и роста риска введения новых санкций против России, дополнительным триггером к столь быстрому ослаблению рубля послужило довольно резкое, практически одномоментное укрепление доллара по отношению к мировым валютам.

«С высокой долей уверенности можно сказать, что текущее резкое падение российской валюты основано по большей части на временных психологических факторах и определенном стечении ряда политических факторов. Таким образом, по его словам, можно ожидать определенной корректировки рубля в сторону укрепления как результата снижения психологических факторов, закладываемых участниками рынка. Но в целом общий тренд в сторону плавного ослабления будет сохраняться, только в рамках более плавной динамики и длинного срока, что будет оказывать определенное давление на тенге. Перелом данного тренда возможен при значительном росте цены на нефть и/или ослабления позиций доллара в мире», - считает он.

Туркин добавил, что без скорейшего объявления мер по поддержке экономики со стороны бюджета и правительств США и еврозоны будет происходить укоренение депрессионных ожиданий и, как результат, возникновение затяжной рецессии. Это в свою очередь будет приводить к укреплению доллара по отношению к прочим мировым валютам (дефляция в США), к снижению рыночных цен на промышленное сырье, к банковским и долговым кризисам, особенно в развивающихся и пограничных странах.

Кроме того, экономист прокомментировал возможности для укрепления тенге. Он считает, что в первую очередь это рост цен на нефть. Также действенными мерами могут выступать повышение базовой ставки, дальнейшее усиление валютных ограничений, ограниченные экономической активности в результате введения новых карантинных мер и шоковому сокращению импорта.

Определенный краткосрочный и ручной эффект на укрепление курса также может оказывать конвертация средств государственных компаний, национального фонда и резервов Нацбанка. Однако, как заметил Туркин, данные меры будут нести временный и, прежде всего, искажающий эффект. Это будет усиливать расхождение с «естественным», рыночно-равновесным курсом, накапливая структурный дисбаланс в экономике и приводя в последствии к еще большему ослаблению.

«Курс тенге до усиления ослабления рубля и нефти нельзя считать полностью равновесным. Так как в условиях карантинных мер и коронакризиса, экономическая активность находится в подавленном состоянии, что соответственно оказывает влияние на меньшую активность населения и компаний на валютном рынке. Вызывая отклонение курса от его «естественного» состояния. Это значит, что при восстановлении экономической активности, вкупе с различными стимулирующими мерами (бюджет, денежно-кредитная политика), следует ожидать плавного сдвига показателей в сторону ослабления», - резюмировал он.

Фото: liter.kz