Агентство РК по регулированию и развитию финансового рынка внимательно следит за состоянием кредитных организаций. Здесь уделяется особое внимание борьбе с закредитованностью населения. Что делает регулятор, и как на это реагирует рынок Prodengi.kz рассказала председатель АРРФР РК Мадина Абылкасымова.


- Упражнение AQR, которое проводит агентство, стало регулярным для банков. Расскажет об итогах этого года.


- В текущем году в периметр регулярного AQR включены были включены 10 крупнейших банков, в которых сосредоточено 72% ссудного портфеля банковской системы. В ходе оценки были определены ожидаемые кредитные убытки индивидуально по 1400 крупным заемщикам и коллективно по 19 млн займов.


Сейчас мы готовим отчет и полностью он будет опубликован в декабре текущего года. Думаю, нынешний AQR показал большой запас прочности банковской системы. Из-за пандемии фактически три года предоставлялись различные отсрочки и реструктуризации кредитов бизнесу. Что это означает? По МСФО в этом случае кредиты переходят из первой стадии во вторую и третью. В этом случаи банки обязаны сформировать провизии за счет резервов (это капитал банка плюс нераспределенная прибыль).


Наша задача отследить, чтобы все возможные убытки банков были покрыты за счет их собственных средств. Это при наступлении форс-мажорных обстоятельств поможет предотвратить возможные проблемы вкладчиков и нам не надо будет «спасать банки». Поэтому так важно упражнение AQR. Мы выходим и проверяем насколько правильно финансисты оценивают возможные убытки. Для этого и выстроена работа регулярного AQR.


- Статистика показывает торможение рынка кредитования. Вас не настораживает эта ситуация?


- Не согласна с этим утверждением. На самом деле наблюдалось торможение кредитования в первой половине текущего года. Особенно это было заметно в апреле-мае, когда были введены санкционные ограничения против российских банков.


Например, Сбербанк занимал второе место по активам в банковской системе страны, он был вторым кредитором компаний реального сектора экономики. Когда ввели санкционные ограничения, часть заемщиков перетекла в другие банки. Другие клиенты остались, но основные вкладчики и заемщики ушли. Сокращение портфеля депозитов и кредитов привело к тому, что банк уже не смог выдавать новые займы и эта ситуация отразилась на темпах кредитования всей экономики. 


Однако, сейчас (по итогам девяти месяцев) мы видим, что кредитование пошло в рост: если еще в августе рост кредитования МСБ составлял 3,3%, то уже в сентябре этот показатель достиг 6,8%. В настоящее время общая сумма кредитов МСБ превышает 5,5 трлн тенге.

 

Отмечу, что здесь свой эффект сыграла доступность субсидий кредитных ресурсов по госпрограммам. Если мы говорим про МСБ, там они пользуются всеми субсидиями и гарантиями по госпрограммам. Это очень важный инструмент поддержки для МСБ. «Экономика простых вещей» — это единственная программа, которая дает долгосрочные кредитные ресурсы (5-7 лет) по льготным ставкам для бизнеса. По этой программе в первом полугодии были лимиты банков исчерпаны, потом мы внесли изменения, увеличили лимиты и ставки повысили, потому что базовая ставка повысилась. Это очень востребованный инструмент.


Поэтому не могу сказать, что кредитование сейчас замедляется. Напротив, мы наблюдаем восстановление рынка, банки адаптируются под новые условия. Конечно, сдерживающий эффект оказывает рост ставок по кредитам, которые в среднем поднялись с 12% до 16,5% (по корпоративному портфелю).


- Популярная в обществе тема – онлайн-кредитование. Что происходит на этом рынке? 


- Давайте расскажу об этом сегменте. Онлайн-кредиторы выдают ссуды до 150 тыс. тенге на срок до 45 дней со ставкой на уровне 25%. В начале года мы увидели рост рисков в секторе из-за увеличения задолженности населения.

 

Тогда мы выставили требования ко всем банками, микрофинансовым организациям и онлайн-кредиторам по урегулированию просроченной задолженности, и чтобы они разработали индивидуальные планы. Напомню, что в прошлом году мы ввели обязательные требования по реструктуризации просроченной задолженности. Финансовые организации обязаны принять все меры по урегулированию проблемы: это может быть снижение ставки кредитования, списание штрафов. Каждый банк и МФО оценивают свои портфели проблемных заемщиков, оценивают состояние и принимают соответствующие меры в отношении проблемных и безнадежных заемщиков.


Большая часть банков и МФО предложили клиентам более льготные условия по погашению кредитов: частично списывали штрафы и пеню. Но кто-то списывал и всю задолженность. Например, у одного банка был большой блок заемщиков, которые имели долг менее тысячи тенге, такие ссуды были списаны. Микрофинансовый сектор принимает аналогичные меры. Сейчас мы держим эту ситуацию на особом контроле.


- Я правильно понимаю, что эта ситуация решается без финансовой поддержки государства? Ждать ли казахстанцам кредитной амнистии?

 

— Верно, это не финансируется государством. Сейчас вопрос кредитной амнистии не рассматривается. Урегулирование проблемной задолженности клиентов происходит за счет самих финансовых организаций.


Кроме того, для МФО мы выставили требования, согласно которым портфель проблемных кредитов не может превышать 20%, иначе они не смогут выдавать новые ссуды. Это будет их стимулировать к принятию мер по урегулированию задолженности проблемных заемщиков.


Кроме того, ситуацию с проблемной задолженностью отдельных заемщиков решит принятие закона о банкротстве физических лиц. Документ разработан правительством, сейчас он находится в мажилисе. Мы надеемся, что с его принятием, люди смогут решать проблемы быстрее.


- Согласны ли вы с тем, что население закредитовано?


- Мы видим риски усиления закредитованности населения. Если взять прошлый год, то на 40% выросло потребкредитование только в банках. В этом году рост замедлился: в банках показатель составил 17%, в МФО - 18%.


Одно из главных требований для нас — это платежеспособность заемщика. Если платежи по всем займам не превышают 50% от доходов заемщика, то он может брать рассрочку, ссуды и покрывать какие-то нужды за счет кредитов. Главное - доходы и платёжеспособность.


Проблема этого рынка в людях, которое не обладают доходами, но обращаются за микрозаймами. Здесь наша задача ужесточать регулирование чтобы они не «вгоняли себя» в долги. Что мы делаем для этого? Мы ввели требования по коэффициенту долговой нагрузки в 50%. Если финансовая организация нарушит норматив, то это может послужить основанием вплоть до лишения ее лицензии.


Второе, ранее у недобросовестных заемщиков было временное окно, которое позволяло им брать в короткий период времени несколько кредитов так как данные от кредиторов в кредитные бюро поступали с задержкой. Теперь информация о займах передается от кредиторов в Государственное кредитное бюро и Первое кредитное бюро день в день. Напомню, финансовые организацию берут информацию о долговой нагрузке клиентов в кредитных бюро.


Для укрощения аппетита самих банков мы ужесточили требования. 66% потребительских кредитов – это ссуды до миллиона тенге. Это означает, что свыше 30% займов превышают сумму в миллион тенге. Такие займы гораздо тяжелее обслуживать, поэтому мы увеличили коэффициенты риск-взвешивания на капитал для банков на ссуды свыше двух млн тенге до 20%, если ссуды превышают шесть млн тенге до 50%. Это существенно сократит возможность банков выдавать такие займы.


Сегмент онлайн-кредитования сейчас вызывает наибольшую озабоченность. Здесь сконцентрировано наибольшее количество проблемных заемщиков, поскольку такие кредиты легкодоступны. Сейчас мы значительно ужесточаем регулирование. Например, будет увеличено с 200% до 500% коэффициент риск-взвешивания на капитал по онлайн-микрозаймам. Кроме того, будет снижена ставка на такие кредиты до 20%, будет увеличено требование к минимальному капиталу МФО. Напомню, ранее мы установили, что максимальный уровень переплаты может составлять не больше 50% от «тела кредита».


Если этих мер будет недостаточно, то мы можем рассмотреть исключение такого вида кредитования до 45 дней. Мы просто установим единую ставку для всех потребительных займов в 56% годовых. То есть, если ситуация на рынке не улучшится, то такой вид кредитования будет исключен, но это потребует изменений на законодательном уровне.

 

Фото из открытых источников