Авторизация

x
Логин :
Пароль :
Войти через

Самрук-Казына хочет обьеденить Нацбанк и АФН

3 Август 2009 0 754 (с) panorama.kz

Председатель правления ФНБ "Самрук-Казына" Кайрат КЕЛИМБЕТОВ прокомментировал для Панорамы логику действий "Самрук-Казыны" в банковском секторе и различные возможности, зависящие от реструктуризации внешних долгов БТА и Альянс Банка, сделав несколько очень интересных предположений.

О ситуации с БТА и Альянс Банком

В какие-то моменты БТА штормило очень сильно и отток доходил до миллиарда долларов. Ситуация была крайне тяжелой: отток депозитов, крупные внешние выплаты. И могу заявить ответственно, что если бы мы не разместили в банках депозиты национальных компаний и свои депозиты, банки бы совершенно точно "упали". Общая сумма размещенных депозитов была без преувеличения очень значительна, и фонд "Самрук-Казына" фактически стал вторым по величине партнером банковской системы сразу за внешними кредиторами.

Несмотря на все проблемы, связанные с БТА, мы всегда поддерживали решения правительства и Нацбанка о том, что банк необходимо сохранить, хотя, если быть до конца откровенным, подавляющее большинство людей из банковского сектора считало, что банкротство было бы предпочтительней. Кто-то из нежелания видеть конкурента, потому что, что бы ни говорилось о бывшем топ-менеджменте, у банка были сильные рыночные позиции в рознице, корпоративном секторе и строительстве. Были и те, кто говорил об опасности взваливать на себя эту "ношу" с громадным объемом долгов и возникающим огромным отрицательным капиталом.

Тем не менее мы понимали, что БТА - это примерно $2 млрд депозитов физических лиц и 25% расчетов в казахстанской платежной системе. Кроме того, те кто говорил про банк: "черт с ним, пусть банкротится", не отдавали себе отчет, что невозможно исчезновение финансового института такого масштаба без появления претензий кредиторов по обязательствам, составлявшим суммарно свыше $13 млрд. Это все же не Наурызбанк и даже не Альянс Банк.

Иски появились бы, причем серьезные, и это не иски от каких-то мифических акционеров. Конечно, мы также думали о реструктуризации долгов, учитывая огромную существующую долговую нагрузку. В январе, феврале и марте банк выплатил суммарно примерно $1,5 млрд по внешним долгам. Необходимо понимать, что по ту сторону $13 млрд находились умные люди и поведение кредиторов было очень разным - кто-то проявлял терпение, а кто-то вступил в игру нервов. Эта игра называется у них "яйца против куриц", смысл которой в том, чтобы сильней напугать оппонента. При этом необходимо понимать, что внешние кредиторы в целом совсем не заинтересованы в банкротстве банков.

Согласно сделанным расчетам, кредиторы Альянса в случае банкротства могли рассчитывать не более чем на 3 цента на вложенный доллар, в случае с БТА это соотношение могло быть еще хуже - меньше цента, практически ноль. Впереди внешних кредиторов длинная очередь - это депозиторы, налоги и другие обязательства. И они в целом это понимают. Исключение составляют кредиты, имеющие обеспечение в виде CDS, и они сработали в этом случае как страхование дома от пожара, получив которое страхователи в какой-то момент предпочитают сжечь дом, чтобы получить страховку. Один инвестбанк через две недели после того, как получил текущие выплаты на сумму в $300 млн, потребовал от банка выплаты, которые должны были бы быть осуществлены в 2011 или 2014 году.

Чем дольше с помощью иностранных консультантов мы знакомились с кредитным портфелем БТА, тем больше приходили в ужас. Все гадали, сколько же может составить "дыра": $5 млрд, $6 млрд, ну $8 млрд или $10 млрд - это вызывало все больше вопросов. И главным оставался вопрос: "За счет чего будут осуществляться выплаты?"

Были сделаны расчеты: вот портфель кредитования малого бизнеса, вот строительство, вот внешние активы, поступления от которых надо вернуть, и мы выходим на суммы, которые готов выплатить банк. Естественно, кредиторы хотели бы, чтобы ответственность по долгам нес бюджет, раз государство является акционером. На что мы говорим: "Простите, но вы же кредитовали этих товарищей, ваш риск-менеджмент предварительно работал? Работал. И значит, это ваши риски". Практически в нынешней ситуации многие кредиторы уже списали убытки, связанные с кредитами БТА и Альянса, и даже получение хоть каких-то центов с доллара - это будет для них безусловный плюс.

Самый главный результат нашей поддержки БТА и Альянса - это то, что не было утрачено доверие в целом к банковской системе страны, это сохранилось со времен, когда банковская система Казахстана называлась самой развитой на постсоветском пространстве. Да, отток депозитов из БТА и Альянса был очень высок - примерно $1,5 млрд. Но эти деньги (мы специально тщательно отслеживали ситуацию) перетекали в Народный банк, Казкоммерц-банк и другие банки. Если бы случилось банкротство одного из банков, мы имели бы огромный и физический, и имиджевый ущерб. Доверие в целом к системе было бы подорвано.

После окончания реструктуризации, уверен, может начаться обратный процесс и депозиты будут притекать в БТА и Альянс из банков, где слишком велика долговая нагрузка или велики опасения, связанные с ухудшением качества портфеля.

О возможном славном постреструктуризационном будущем, Сбербанке и о том, что мы по-прежнему можем предложить партнерам

Если после реструктуризации мы получим тот уровень долговой нагрузки, который сейчас присутствует в расчетах (в отношении БТА пока не будем его называть), то мы получим весьма привлекательные и конкурентоспособные банки с посильной долговой нагрузкой, кредитным портфелем определенного размера и акционерами элитного уровня после конвертации в капитал части долгов. В "Самрук-Казыне" мы могли бы только мечтать о таких акционерах, и, возможно, через какое-то время на каком-то этапе они будут вновь способствовать привлечению средств в банк. А если в БТА в качестве стратегического инвестора зайдет еще и Сбербанк...

Есть, правда, и другая возможность - отсутствие договоренностей о реструктуризации или если ее параметры не будут утверждены правительством. Тогда через некоторое время АФН вполне может отозвать лицензию, и кредиторы, и "Самрук-Казына", вложившие в банк значительные средства, остались бы ни с чем.

В презентациях для Сбербанка мы не стремимся что-либо скрыть (хотя могли бы), напротив, говорим консультантам: "Озвучивайте самые худшие сценарии, связанные с портфелем". Решение о стратегическом партнерстве должно быть полностью осознанным. При этом необходимо понимать, что мы не собираемся отдавать БТА бесплатно, инвестор, приобретая пакет, должен заплатить за это хорошие деньги. Обмен акциями в рамках предлагаемого опциона в дополнение к покупке - также рассматриваемая возможность. Для нас это было бы весьма привлекательно, так как речь идет о компании с российским листингом.

Вообще необходимо понимать, что Сбербанк - очень привлекательный партнер, один из крупнейших финансовых институтов в мире с огромными возможностями. Он входит в двадцатку крупнейших мировых банков и пятерку европейских. Если бы альянс состоялся, то Сбербанку вместе с таким крупным приобретением, как БТА, сама природа велит кредитовать совместные российско-казахстанские экономические проекты, которых очень много. Мы очень долго говорим об экономической интеграции и приняли много правильных решений на эту тему, и банк был бы одной из серьезных возможностей для их реализации.

Я по-прежнему считаю, что, несмотря на все произошедшее, нам есть что предложить партнерам в банковской сфере. Наши банковские специалисты, за исключением, возможно, риск-менеджеров и некоторых руководителей, являются профессионалами высокого уровня. У таких банков, как БТА, - уникальный опыт кредитования внутри Казахстана и на постсоветском пространстве. Кроме того, теперь у Казахстана есть уникальный кризисный опыт. Такие же проблемы в банковском секторе переживала еще лишь Исландия. И думаю, что, в отличие от многих других, для Казахстана этот опыт будет положительным. Мы проходим серьезный катарсис и сможем снова расти после очищения.

О неслышных регуляторах, ошибках риск-менеджмента и нашем "мистере Нет"

Регулирование всегда контрциклично, и в период кредитного бума голоса банкиров или, например, строителей, всегда звучат громче. Регуляторы и ранее говорили об опасностях "перегрева", приезжавшие гарвардские профессора говорили о пузыре, который может лопнуть, на что они часто слышали в ответ, что "это у вас в голове перегрев".

Очевидно, что привлечение таких значительных внешних заимствований и долговая нагрузка, которую не в состоянии выполнить ни один банк, - это серьезная ошибка риск-менеджмента. Очевидно, что ошиблись все: риск-менеджмент банков, заемщики, кредиторы, рейтинговые агентства, присваивавшие крайне высокие рейтинги, и регуляторы.

При этом попытки в докризисный период выяснить, что произойдет, если все кредиторы единовременно потребуют погашения задолженности, наталкивались на возражения, что это чисто гипотетический сценарий. И все по инерции начинали думать - да, наверное, это так. А в какой-то момент риск-менеджмент кредиторов пришел к выводу, что дальше сохранять эту задолженность крайне опасно. К сожалению, это не было вовремя осознано нашими банками.

Система, которая, собственно, называется корпоративным управлением, когда акционеры, совет директоров, независимые директора и правление - разные люди со своими функциями, оказалась недействующей. Могу говорить на примере двух банков, осуществляющих реструктуризацию задолженности.

АФН много раз требовало раскрыть конечных бенефициаров БТА. До сих пор непонятно, кто же там был акционером. К чему в итоге это привело - из $6 млрд (портфеля, приходящегося на СНГ) 85% приходится на российские девелоперские проекты. Речь вовсе не о том, что Россия - неподходящее место для инвестиций, но, видимо, политика инвестирования за рубеж должна быть иной, поскольку средства привлекались под казахстанские риски. Почти весь российский портфель БТА представляет собой вложения в недвижимость, а большая часть, как выясняется сейчас, оказалась кредитами связанных лиц, что строжайше запрещено законодательством.

Видимо, не зря западные финансовые рынки, имеющие огромный опыт, столетиями выстраивали финансовую систему, хотя и они в ходе последнего кризиса в некоторых случаях потеряли бдительность. Эта опасность остается для нас актуальной и в будущем. Когда начнется освоение Кашагана и будет приток значительных средств, регуляторы, по правилу контрцикличности, вновь могут оказаться недостаточно сильны.

Для меня хрестоматийным примером стало то, что сделано в Турции, - там после очередного банковского кризиса, после того, как стране пришлось заимствовать десятки миллиардов долларов у МВФ, создана очень жесткая система, где авторитет регулятора непререкаем. Человек, поступающий на службу в банк, приносит что-то похожее на клятву Гиппократа, и если он в дальнейшем допускает какие-то нарушения с точки зрения регулятора, это приводит к "большим проблемам по жизни".

Накануне кризиса мы заимствовали самый передовой британский опыт и пошли на разделение функций регулирования и Нацбанка. Не думаю, что это была какая-то большая системная ошибка, но, может быть, следовало бы тщательней взвесить, будет ли у нас работать то, что работает в Британии, которая сейчас сама стоит перед возможностью пересмотра данной реформы.

Глава государства поручил рассмотреть концепцию того, какой должна быть финансовая сфера после кризиса. И одна из идей, которая должна быть рассмотрена в ближайшее время, - это объединение Нацбанка и АФН. Нацбанк сохранил кадры и профессионализм и мог бы подтянуть на этот уровень финнадзор. При этом возглавлять эту структуру должен харизматичный человек, на которого невозможно оказать давление. Я смотрел недавно фильм про министра иностранных дел СССР Андрея Громыко, которого называли "мистер Нет". Вот у нас тоже в каком-то смысле должен быть свой "мистер Нет". И считаю, что нынешний глава Нацбанка - как раз такой "мистер Нет". Он может сказать "нет", отстоять свою точку зрения на самом высоком уровне, вплоть до своей отставки.

Ерке ТУЛЕГЕНОВА,

Николай ДРОЗД

НОВОСТИ
Подпишитесь на нашу рассылку!
только актуальные статьи
на тему личных финансов

​​

наверх

123