Авторизация

x
Логин :
Пароль :
Войти через

Председатель Национального банка Григорий Марченко комментирует действия бывшего менеджера БТА М. Аблязова

23 Февраль 2009 0 823 (с) khabar.kz

Ведущий:
Проведенная на прошлой неделе девальвация тенге остается одной из центральных тем в печатных и электронных сми.
Председатель национального банка Григорий Марченко в интервью нашей программе предостерег казахстанцев от необдуманных действий в операциях с валютой.
Люди, специализирующиеся на спекулятивных сделках с долларом, сейчас пытаются через интернет подогреть слухи о дальнейшем ослаблении тенге и предлагают скупать валюту по курсу 180 тенге за доллар.
Те, кто последует этому совету, по мнению Григория Марченко, просто добровольно выбросят деньги на ветер, поскольку установленный национальным банком коридор никаким изменениям подвергаться не будет.

«Не позволяйте себя обманывать» - призывает Григорий Марченко.
Главной задачей первого этапа в постдевальвационный период он считает сдерживание розничных цен на товары и продукты первой необходимости, поскольку и здесь есть немало желающих получить спекулятивный доход.
Жесткое государственное регулирование в торговле, как считает руководитель национального банка, в нынешних условиях совершенно оправдано, поскольку в кризисные моменты государственный контроль необходим и в свободной рыночной экономике.
Кстати, во всем мире сегодня эта практика получает всё большее применение. государство спасает целые отрасли за счёт своих ресурсов, оно и устанавливает правила игры.
В интервью нашей программе Григорий Марченко прокомментировал также ситуацию в банковском секторе и некоторые высказывания бывшего руководителя банка Туран Алем Мухтара Аблязова.

ФЁДОР КУРЕПИН:
- Григорий Александрович, почти две недели прошло после девальвации тенге, но по-прежнему ведутся споры о том, почему девальвация была разовой и резкой, а не постепенной и плавной и почему именно на 25%? Кстати, о параметрах девальвации. Многие страны, торговые партнёры Казахстана, девальвировали свои валюты более значительно - Россия, например, на 44%, Украина - на 52%. Т.е. определённый зазор в пользу производителей этих стран остаётся. Вы не думаете, что придётся через какое-то время его устранять?


ГРИГОРИЙ МАРЧЕНКО, председатель Национального банка РК:
- Тут несколько вопросов.
Первое. То, что вы, Фёдор, называете «дискуссией» - это никакая не дискуссия, а просто высказывания на тему «Ах, как мне бы хотелось, чтобы девальвация была плавной». При этом никаких цифр, никаких расчётов никто не проводит. Я, например, не видел (хотя мы смотрим за публикациями), чтобы сказали: «Нет, нужно было это делать за два месяца или за три недели». Или - какие параметры должны быть по накопленной девальвации. А если она плавная, то должна ли она быть больше в два раза, как в тех странах, которые вы упомянули, или те же самые 25 процентов? Какое было бы воздействие на цены? Какая была бы накопленная инфляция? Сколько резервов потерял бы Центральный банк? Как изменились бы вклады населения, т.е. сколько бы перетекло из тенге в долларовые депозиты? Ни у кого ни одной цифры, никаких расчетов нет. Это говорит о том, что люди, которые называют себя «экономистами» и «аналитиками», и которых у нас сейчас очень много - не очень понимают суть вопроса и то, что они говорят - это больше отражает их эмоциональное восприятие. У нас, кстати, с Россией прямо противоположная ситуация. Очень многие люди там говорят, что в Казахстане было сделано правильно и нужно было делать разовую девальвацию и в России. Я думаю, что надо просто всем успокоиться, подождать, и посмотреть, допустим, по состоянию на 1 июля или на 1 октября этого года. Сесть и посчитать - сколько в странах, которые девальвацию проводили за этот период, получилась накопленная инфляция, накопленная девальвация, сколько было потрачено резервов (в процентном отношении) для защиты курса, и какой был переток из национальной валюты (будь то рубли, гривны или тенге) в иностранную валюту. И после этого можно будет сравнивать - какая из этих моделей девальвации является лучшей.


Что касается уровня, мы много раз говорили, что этот равновесный уровень - 150 тенге (плюс/минус 5) - тот коридор, который мы будем защищать. Понятно, что каждую неделю будут вбрасываться слухи, причем это всегда делается в конце недели, потому что в воскресенье банки, как правило, закрыты и частные обменники (небанковские) - занимаются своим «любимым делом». При этом сейчас мы уже слышим, что поскольку они (обменники) понимают, что у них могут быть проблемы с лицензией (если они будут «задирать» курс), то они у себя в обменнике показывают один курс, но по нему ничего не покупают и не продают, а клиентам говорят - вы можете пройти на заднее крыльцо и там вам обменяют по рыночному курсу. Ну, если кто-то «покупается» на такие схемы - то мне этих людей искренне жаль. Если мы сказали 150 - так и будет 150! И не надо поддаваться на все эти разговоры и мелкие провокации. Это и делается для того, чтобы кто-то нажился. Мы подтверждаем свою, во-первых, приверженность этому уровню (150 плюс/минус 5) - у нас более, чем достаточно резервов, чтобы его обеспечивать. Ключевым для нас является биржевой курс безналичной валюты, где мы осуществляем свои интервенции, в банках обменный курс будет правильным весь этот период, а те, кто хочет поиграть в азартные игры («вдруг курс двинется в понедельник и надо срочно купить что-нибудь в воскресенье») - пожалуйста, пусть играют.
Есть люди, которые на этом зарабатывают или пытаются заработать деньги и для них важно, чтобы курс все время двигался, чтобы была «волатильность» (как мы это называем), потому что если курс будет стабильный и везде одинаковый - им не на чем зарабатывать, а таких людей достаточно много и поэтому они сейчас и с помощью интернета, и с помощью слухов распускаемых, и с помощью отдельных публикаций пытаются на этом заработать.


- К сожалению, эти люди находят спрос.


- К сожалению, всегда находятся... как бы помягче выразиться... доверчивые люди и всегда у них отбирают их деньги. Поэтому если кто-то хочет быть таким доверчивым...


- И рад обманываться...


- Да, «ах, обмануть меня не трудно, я сам обманываться рад». Их будут наказывать. Кто-то на этом заработает, кто-то проиграет. Но я хочу сказать, что ни Национальный банк, ни какие-то государственные органы ни в чем не виноваты. Если людям хочется верить в эти слухи - это их право.


- Григорий Александрович, Центральный Банк России объяснял пошаговую девальвацию у себя в стране желанием снизить стрессовую нагрузку на банки. Как у нас?


- Мы об этом тоже говорили. Стресс-тесты проводились, мы исходили из того, что девальвацию в 15% (эти тесты делало АФН ещё в прошлом году) большинство банков выдержат, девальвацию в 25% могут не выдержать 5 банков, из них крупных - два. Поэтому у нас схема другая. Этим двум банкам помогли путем предоставления финансовых ресурсов 2 февраля. В случае с Банком Туран Алем путем дополнительной капитализации, в случае с «Альянсом» - путем предоставления им средств через корсчет в Национальном банке.


- Девальвация и потребительский рынок. Сейчас все внимание властей сосредоточено на контроле цен в розничной торговле и на рынках, поскольку в ряде регионов были попытки взвинтить цены не только на импортные товары и продукты, что прогнозировалось, но и на отечественные...


- Это главная тема, на самом деле, сейчас, потому что касательно валютного рынка ситуация стабилизирована - за исключением этих групп товарищей из внебанковских обменников и тех, кто сильно хочет купить валюту в воскресенье ночью...
Что касается уровня цен - это является ключевым параметром, на который надо обращать внимание. Естественно, нужно принимать меры для того, чтобы с этим неоправданным повышением цен бороться. И хотя много разговоров о том, что это административное вмешательство и это плохо, тем не менее, когда государство административно держит коммунальные тарифы - всех это устраивает, потому что все мы платим за газ, электроэнергию и воду. А когда государство административно пытается принимать меры по контролю за товарами, начинаются жалобы - у нас, мол, рыночная экономика. В этом смысле цена долларов, валюты - она в рыночной экономике тоже должна устанавливаться свободно. И если взять примеры других стран - Австралии или Канады - когда цены на нефть и металлы начали падать - в октябре буквально за две-три недели на 27-28% курс двинулся. Почему тогда государство должно обеспечивать стабильность уровня цен на коммунальные тарифы или стабильный коридор валюты, но при этом люди должны иметь полную свободу формирования цен?...
Конечно, цена - это главный параметр рыночной экономики. И всегда экономисты говорят, что в принципе основное содержание рыночной экономики описывается очень просто - есть кривая спроса, кривая предложения, а на пересечении - равновесная цена. Но бывают такие ситуации. И после резкого изменения курса валют для того, чтобы перестройка цен не происходила слишком быстро, я думаю, что вмешательство со стороны государственных органов и акиматов является правильным.
Самая сложная позиция - это, конечно, лекарства и медикаменты, потому что (по разным параметрам) от 80 до 90 процентов - это импорт. Поэтому те меры, которые Министерство здравоохранения сейчас предпринимает - и в плане договоренности с местными фармацевтами, и в плане контроля за аптеками - я думаю, что это нужно поддержать.


При этом - снова к вопросу о «дискуссии» - у нас появилось огромное количество статей о том, что у нас в Казахстане ничего своего не производится, и что вот де проводят девальвацию, а это только в теории хорошо, а на самом деле, поскольку мы всё импортируем, то плохо. При этом самопровозглашенные эксперты и аналитики разные цифры приводят - что мы импортируем до 100%, или мы импортируем на 50%, или мы импортируем 72% или 83%... Всё это опять не основано ни на каких реальных источниках и большей частью является эмоциональной оценкой этих людей, которые, как правило, живут в городах Алматы и Астана. Видимо, у них в структуре потребления практически все товары импортные и они искренне считают, что вся страна так живет. Это неправда. У нас по статистике 68% всех продовольственных товаров - казахстанского производства, 66,4% всех непродовольственых товаров первой необходимости - тоже казахстанского производства. Я ещё раз хочу сказать - я говорил это много раз - девальвация, в первую очередь, была направлена на защиту вот этих отраслей и я, поскольку руководил коммерческим банком и мы эти отрасли кредитовали и я участвовал в открытии десятков предприятий, так что у нас в стране миллионы людей что-то производят. Может быть, это не видно тем, у кого структура потребления другая и хозяева им платят такую заработную плату, что они могут позволить себе покупать только всё импортное. Но большая часть населения страны живет по-другому. Поэтому я категорически не согласен с этими заявлениями, что мы как страна ничего не производим. И я знаю, что у нас есть целый ряд отраслей, которые направлены, прежде всего, на внутренний рынок.
Сельское хозяйство и переработка сельхозпродукции - этот как раз то, где создается большое количество рабочих мест, которые в том числе нужно защищать. Поэтому то, что касается цен - это главный показатель. Сейчас мы говорим, что у нас планировался на 2009 год показатель инфляции 9%, мы ожидаем, что в результате девальвации она составит 11%. Вот эти два процента разницы - если так всё сложится - это и будет цена девальвации для потребителей. Понятно, что на каких-то сегментах рынка цены могут и не вырасти, а где-то они, естественно, вырастут больше, чем на два процента, но нужно смотреть - индекс потребительских цен у нас складывается - хочу напомнить из 425 показателей - по товарам и услугам.

- Григорий Александрович, вернемся к ситуации в банковском секторе. На этой неделе появилось письмо бывшего топ-менеджера БТА Мухтара Аблязова, в котором он утверждает, что после захода в банк государства часть зарубежных кредиторов потребовала досрочного погашения внешних обязательств банка и что аналогичные требования быть могут в ближайшее время предъявлены другим казахстанским финансовым институтам, имеющим долги перед иностранными кредиторами... Вам что-нибудь известно о таких требованиях?


- В рамках тех соглашений, которые банки заключали, когда привлекали деньги, есть целый ряд параметров, которые называются «ковенанты» и в случае нарушения ковенант возможны требования о досрочном погашении, но это во многом зависит от того, какие ковенанты нарушаются. Кроме того - как всегда - есть две стороны у одного вопроса. Та сторона может считать, что ковенанты нарушены, эта сторона может представить доказательства, что они нарушены не были. Замена тех акционеров, которые были (точнее - контролировали банк) раньше на Фонд «Самрук-Казына» - с точки зрения большинства кредиторов БТА является благоприятным событием, поэтому - это юридический вопрос, переговорный процесс, который, насколько мне известно, уже идёт. И БТА, и Фонд «Самрук-Казына» наняли юридических и финансовых консультантов и всё это будет обсуждаться.
Что касается публикаций господина Аблязова, он тоже видит только то, что он хочет видеть, целый ряд моментов в его публикациях - это прямая ложь. Я когда с ним встречался, то при этом присутствовало 4 свидетеля, и как он сейчас описывает результаты переговоров в Национальном банке - это полностью не соответствует действительности. Потом он, например, не пишет такие подробности, что есть письмо Центрального банка России, о том, что в банке БТА-Москва, который сам господин Аблязов курировал и контролировал, в период с апреля по октябрь прошлого года было проведено платежей на сумму порядка 600 миллионов долларов по фальшивым грузовым декларациям. Это официальное письмо ЦБР, которое было написано ещё до того, как 2 февраля была проведена дополнительная капитализация банка. Поэтому, я думаю, что очень много вопросов будет - где находятся документы? Практически все кредитные досье по российским кредитам банка Туран Алем пропали.

- Пропали в какой период?


- Они пропали в период за несколько дней до того, как 2 февраля Фонд «Самрук-Казына» туда зашел, часть вывезли, часть сожгли. Поведение господина Аблязова напоминает поведение персонажа из пьесы Островского «Бесприданница» - который с криком «так не доставайся же ты никому!» застрелил свою жену, которая от него хотела уехать. Поэтому банк от Аблязова уже уехал, это ему, естественно, не понравилось.

- Григорий Александрович, что бы Вы могли сказать вкладчикам и клиентам банка Туран Алем, на которых, очевидно, и рассчитаны информационные атаки бывших менеджеров?


- До дефолта Банк Туран Алем никто и никогда бы не допустил, потому что он большой, важный, играет системную роль в нашем банковском секторе, поэтому и были приняты совместные действия правительства, АФН и Фонда «Самрук Казына» для того, чтобы такую возможность исключить. Всех интересовало, прежде всего, чтобы функционировал Банк Туран Алем как институт - проводил платежи и обеспечивал свои обязательства перед вкладчиками и кредиторами.
Но вот господин Аблязов, который ещё раз хочу сказать - с формальной точки зрения не владеет акциями в банке - он хотел другого варианта развития событий. Он хотел, чтобы ему дали очень много денег и не задавали вопросов, что он с ними будет делать. А те проблемы, которые у банка начали складываться - они являются прямым результатом той рискованной стратегии и чрезмерных инвестиций в недвижимость и зарубежные активы, которые господин Аблязов делал. И как принимались эти кредитные решения - это тоже тема отдельных разговоров. Почему, например, кредитовались оффшорные структуры, в которых члены кредитного комитета не могли даже установить, кто является владельцами этих структур - тем не менее, кредитовались они без вопросов, потому что весь этот процесс курировал господин Аблязов и он же являлся председателем кредитного комитета банка по СНГ. Хотя будучи председателем совета директоров он в принципе не должен был этого делать, потому что это прямой конфликт интересов. Поэтому там много есть вопросов, я думаю, что постепенно вся картина будет выстроена и общественности, естественно, об этом сообщат.

НОВОСТИ
Подпишитесь на нашу рассылку!
только актуальные статьи
на тему личных финансов

​​

наверх

123