Авторизация

x
Логин :
Пароль :
Войти через

Нацбанк не допустит серьезного укрепления тенге

11 Май 2010 0 590 (с) panorama.kz

В среду председатель Национального банка Григорий Марченко на своей регулярной пресс-конференции прокомментировал итоги, показанные финансовыми рынками в апреле. Одними из самых интересных стали комментарии, связанные с отсутствием перспектив резкого укрепления тенге.

Продолжающаяся покупка долларов (в апреле Нацбанк купил на рынке около $1 млрд, а всего с момента начала процесса укрепления тенге с ноября прошлого года - около $9 млрд) никак не меняет принципиальных подходов. Укрепление тенге в апреле на биржевом рынке составило 0,4%, а всего с момента начала укрепления тенге - примерно 3%. Г-н МАРЧЕНКО, однако, отметил, что неправильно оценивать этот процесс только в номинальном выражении с учетом разницы в уровнях инфляции между Казахстаном и США - 7% и 2%, укрепление тенге к доллару с осени прошлого года составило примерно 8%, что является очень приличной величиной. Нежелание Нацбанка допускать серьезного укрепления тенге в номинальном выражении связано с тем, что оно может создать предпосылки для голландской болезни и сделать неконкурентоспособными целые отрасли. Г-н Марченко отметил, что в прошлом рост на сырьевой экспорт и укрепление валют стран с сырьевой экономикой на 3-4% в год приводили к уменьшению возможностей диверсификации экономики, и кроме того, в определенный момент неизбежно следовала коррекция, связанная с резкой девальвацией валют. В 1999 году тенге и с учетом разовой девальвации, и с учетом того, что происходило затем, обеценился на 60%. Так же как и в прошлом году, девальвации тенге предшествовала девальвация рубля. Г-н Марченко подчеркнул, что общей линией регуляторов все больше становится препятствование надуванию пузырей, в то время как в прошлом была популярна и точка зрения о том, что ничего принципиально сделать нельзя до тех пор, пока пузырь не лопнет и дисбалансы не начнут восстанавливаться. При этом пока покупка долларов с целью недопущения резкого укрепления тенге, судя по всему, не слишком беспокоит Нацбанк с точки зрения потенциального роста инфляции. По оценкам г-на Марченко, денежная масса и денежная база, хотя и выросли в апреле, но крайне незначительно. Инфляция, так же как и в марте, составила 0,7%, и в годовом выражении с учетом того, что в апреле 2009 года она была 0,8%, произошло даже снижение на одну десятую до уровня в 7,1%. Это означает, что Нацбанк "не собирается ни повышать, ни понижать ставку рефинансирования" и будет продолжать демотивировать банки от избыточного хранения денег на депозитах в Нацбанке. Ликвидность банковской системы по-прежнему составляет примерно $12 млрд. Кредитование экономики в марте, пока имеется только эта статистика, сократилось на 0,7%.

Глава Нацбанка определенно заявил, что не будет пытаться заставить банки увеличить кредитование и направить сверхликвидность в экономику административно. Во многом рост кредитования будет зависеть от спроса со стороны заемщиков и их состояния, и банки должны качественно оценивать риски, связанные с заемщиками. Причем "коня можно привести на берег реки, но нельзя заставить пить". Рост кредитования, таким образом, будет зависеть от экономической ситуации. Нацбанк по-прежнему считает, что самая тяжелая ситуация была в IV квартале 2008 года и I квартале 2009 года, когда цены на казахстанские экспортные позиции находились на низком уровне. Затем началось восстановление, которое очевидно, если посмотреть на статистику конца прошлого года или I квартала этого года. Правда, это восстановление, как и прогнозировал Нацбанк, происходит очень медленно (эксперты, анализирующие статистику, склонны говорить о "чуде" в IV квартале прошлого года, связанном с показанным огромным ростом розничного товарооборота), но в среднесрочной перспективе вполне реально выйти на экономический рост в 5% в год, что, возможно, является оптимальным темпом для казахстанской экономики. Более высокие темпы, связанные в том числе со слишком быстрым ростом кредитного портфеля банковского сектора, связаны с высокими рисками, в том числе для банков, которые начинают увлекаться кредитованием проектов, связанных с недвижимостью, и беззалоговым потребительским кредитованием. При этом попытки ограничения роста в период бума не слишком эффективны, поскольку они вызывают "гундение" участников рынка. Это характерно не только для банковского сектора, и г-н Марченко привел в качестве примера реакцию авиакомпаний до теракта 11 сентября на требование установки бронированных дверей. Авиакомпании говорили, что это слишком дорого, никаких рисков нет и внушающих опасения прецедентов не происходит. Применительно к казахстанскому банковскому сектору, по мнению г-на Марченко, можно сказать, что если бы предложения АФН о существенном ужесточении, связанном с внешними заимствованиями, были приняты с 1 июля 2006 года, то острота кризиса, связанного с внешними заимствованиями казахстанских банков, была бы ниже в два раза, и возможно, из 3 банков, осуществляющих реструктуризацию внешних обязательств, к ней пришлось бы прибегнуть лишь одному. (Очевидно, реструктуризация не потребовалась бы Темирбанку, осуществившему свои привлечения еврооблигаций в 2007 году, какой из двух других банков - БТА или Альянс - имел в виду председатель Нацбанка, не совсем ясно, так как у Альянса была наибольшая доля внешнего фондирования в пассивах - более 70%, а БТА с его увлечением кредитования офшорных компаний, осуществляющих проекты в сфере недвижимости, вряд ли заслуживает снисхождения.) Доля внешних пассивов, составлявшая для банковского сектора 53% на пике летом 2007 года, сейчас приведена к норме, и банки могут вернуться на рынок внешних заимствований осенью 2010 года, при этом смогут это сделать банки, у которых доля существующих внешних заимствований не превышает 30% от обязательств.

Отвечая на вопросы журналистов, председатель также был достаточно оптимистичен относительно возможностей нахождения покупателей на банки, контролируемые государством, и выхода государства из их капитала. По его мнению, чем скорей это произойдет, тем лучше, поскольку отсутствие госбанков было одним из конкурентных преимуществ казахстанского банковского сектора. Причем, например, Темирбанк после завершения реструктуризации и того, как его баланс примет совсем иной вид, достаточно привлекателен сразу для нескольких претендентов, интересующихся возможностью покупки. Другое дело, что они хотели бы приобрести банк бесплатно или на льготных условиях, чего теперь не произойдет, и претендентам придется заплатить объективную цену. Вообще повторение ситуации развитых рынков, где минфины не только возвращают свои деньги в результате обратного выкупа акций у государства, является вполне реалистичным вариантом и для Казахстана. Стоимость пакета акций Народного банка довольно существенно выросла, и сейчас банк определяется с тем, какая из нескольких заложенных в опцион обратного выкупа схем будет использована. В перспективе будет осуществлять обратный выкуп и Казкоммерцбанк. Г-н Марченко не стал говорить о каких-либо подробностях, связанных с именами возможных претендентов на приобретение банков, заканчивающих реструктуризацию, отметив, что это конфиденциальная информация, целесообразность раскрытия которой должен решать "Самрук-Казына".

Нацбанк также отметил существенное улучшение ситуации с платежным балансом, по предварительной оценке, в I квартале профицит счета текущих операций составил $3 млрд против дефицита в $1,2 млрд в I квартале 2009 года. Экспорт вырос на 66,7% и достиг $13,6 млрд, из которых $8,6 млрд приходится на подорожавшие нефть и газовый конденсат. Стоимость экспорта черных металлов выросла на 32%, а цветных металлов - на 69%. В случае с цветными металлами речь идет также о росте контрактных цен, а с черными металлами - об увеличении количественных объемов экспорта. Импорт против ожиданий снизился на 10,9% и составил $5,4 млрд, при этом, правда, происходит значительное сокращение импорта инвестиционных товаров - сразу на 35%.

Н. Д.

НОВОСТИ
Подпишитесь на нашу рассылку!
только актуальные статьи
на тему личных финансов

​​

наверх

123