Авторизация

x
Логин :
Пароль :
Войти через

Келимбетов рассказал о Самрук-Казыне

30 Сентябрь 2010 0 1946 (с) time.kz

Что такое фонд национального благосостояния "Самрук-Казына" - свадебный генерал или приказчик в правительственной "лавке"? Чем конкретно занимается ФНБ и почему государству нельзя без него обойтись?

Сколько зарабатывают люди, гордо именующие себя "операторами отечественной экономики"? На эти и другие вопросы газете "Время" ответил председатель правления АО "ФНБ "Самрук-Казына" Кайрат Келимбетов.

- Сегодня "Самрук-Казына" - это 400 компаний: дочерних, внучатых и иных различным образом аффилированных. Здесь можно выделить порядка десяти компаний, куда входят 90 процентов наших активов, - это прежде всего "Казмунайгаз", "Казатомпром", "Таукен-Самрук", главные инфраструктурные компании страны: КТЖ, "Эйр-Астана", KEGOC, "Самрук-Энерго", "Казахтелеком". Плюс финансовые институты - Банк развития Казахстана, инвестиционный фонд "Казына капитал менеджмент", Фонд недвижимости и наши доли в пяти крупнейших банках второго уровня - Казкоммерцбанке, Народном, БТА, Альянсе и Темiре.

- Звучит внушительно. А какую конкретную пользу вся эта империя приносит стране?

- Ну, во-первых, "Самрук-Казына" - крупнейший в стране налогоплательщик. По итогам 2009 года мы перечислили в казну около трех миллиардов долларов, или пятую часть всех налоговых поступлений. Наш уставный капитал порядка 25 млрд. долларов, что составляет примерно четверть всего ВВП страны. Добавьте сюда все активы, которые находятся под нашим управлением, - это свыше 70 процентов ВВП.

Мы по поручению президента управляем крупнейшими государственными активами. Основная наша задача - управлять ими правильно и выполнять те поручения, которые дает наш акционер - правительство.

"Самрук-Казына" - крупнейший в стране налогоплательщик. По итогам 2009 года мы перечислили в казну около трех миллиардов долларов, или пятую часть всех налоговых поступлений

Сегодня нам поручены три главные функции: первая - улучшение качества корпоративного управления (т. е. повышение стоимости наших компаний), вторая - антикризисная функция, третья - диверсификационная (создание новых секторов экономики).

Есть три цифры, которые демонстрируют конкретную пользу, приносимую нами стране. Это цифры "9", "11" и "13" млрд. долларов, которыми мы гордимся

Есть три цифры, которые демонстрируют конкретную пользу, приносимую нами стране. Это цифры "9", "11" и "13" млрд. долларов, которыми мы гордимся. В 2008 году глава государства распорядился выделить на преодоление кризиса 10 млрд. долларов, 9 из них - "Сам­рук-Казына". Самое главное - нам удалось беспрецедентно быстро, эффективно и прозрачно доставить эти деньги в экономику.

- А сколько из этих денег было, скажем так, потрачено неэффективно?

- После 14 проверок, проведенных специальной рабочей группой из представителей контролирующих органов, выяснилось: объем нарушений составил 0,04 процента. Вот наш ответ тем, кто сомневается в эффективности "Самрук-Казына".

- Вторая цифра - 11 млрд. долларов. На эту сумму "полегчает" внешний долг казахстанских банков. Мы стали акционерами пяти банков, по трем из них - БТА, Альянсу и Темiру - переговоры с кредиторами прошли успешно, они получили определенный процент возврата своих средств. С другой стороны, с банков было списано свыше 11 млрд. долларов долгов.

После 14 проверок, проведенных специальной рабочей группой из представителей контролирующих органов, выяснилось: объем нарушений составил 0,04 процента

И, наконец, третья цифра: с 2009 года из Китая под гарантии "Самрук-Казына" привлечено более 13 млрд. долларов кредитных линий.

- Миллиарды прибылей и инвестиций - это, конечно, замечательно. Но что несут управляемые вами национальные компании простым казахстанцам? Иными словами, какова социальная цена ваших титанических управленческих усилий?

- Начну с того, что я всегда подчеркиваю: нацкомпании - это квазичастные структуры, то есть они работают на принципах частного корпоративного управления. Но будучи собственностью государства, нацкомпании субсидируют те или иные социально значимые отрасли экономики. Например, "Казахтелеком" много вкладывает в телефонизацию села, КТЖ субсидирует пассажирские перевозки...

- Вы хотите сказать, что являетесь эдаким приказчиком в правительственной "лавке"?

- Хм, интересное сравнение... Наверное, это правильно. Мы пришиваем пуговицы к костюму, скроенному правительством. Недавние проблемы, возникшие у многих частных банков, - следствие в том числе "размывания" ответственности их руководства, когда правление банков действовало зачастую вопреки совету директоров. А ведь до кризиса все мы непоколебимо верили в их "корпоративную святость". Мы четко исполняем конкретные программы и стратегии, разработанные правитель­ством. На роль "закройщика" мы не претендуем. Каждый должен заниматься своим делом в соответствии с определенным мандатом.

- Допустим... Тогда расскажите, много ли "пуговиц" вы пришили? Каждый год статистика демонстрирует нам рост ВВП, инвестиций, производства. А на деле практически никаких новых производ­ственных мощностей, сопоставимых с построенными в советское время, в Казахстане не появилось...

- Здесь вы не правы. Мы показали хорошие темпы восстановления экономики, которая с 2000 по 2007 год росла десятипроцентными темпами. Но чтобы достичь видимых результатов, как тот же Китай, надо расти такими темпами лет тридцать - тогда будет результат. К слову, в 2008 году по сравнению с 2000-м мы впервые достигли удвоения ВВП - об этом вы знаете? А насчет сравнения с советскими временами... Тогда не разрабатывались крупнейшие нефтяные месторождения Тенгиз, Карачаганак, Кашаган. Сегодня благодаря им мы подходим к тому, чтобы стать крупнейшим игроком на мировом рынке нефти.

Сегодня мы серьезный поставщик муки, зерна, уранового сырья. О ближайших перспективах всей экономики говорить не буду - только о тех, за которые отвечает "Самрук-Казына".

Во-первых, будут модернизированы три нефтеперерабатывающих завода - в Шымкенте, Павлодаре и Атырау. Каждый из этих трех проектов будет стоить более миллиарда долларов. Будет построен крупный газохимический комплекс в Атырау стоимостью примерно 4-6 млрд. долларов, битумный завод в Актау, газопровод с запада на юг Казахстана, будут соединены энерголинии Северного и Южного Казахстана, закладывается строительство Балхашской ТЭС, строится Мойнакская ГЭС, будут модернизированы Экибастузские ГРЭС-1 и ГРЭС-2.

Сейчас мы уже запустили совместно с ENRC первую очередь Павлодарского электролизного завода, работаем над запуском новых мощностей ССГПО, разрабатываем крупнейшее месторождение меди в Павлодарской области и будем строить совместно с "Казахмысом" горно-обогатительный комбинат, скоро начнем строить большой металлургический комбинат в Актобе. Это крупнейшие проекты. Все они и многие другие профинансированы нашими институтами развития и прежде всего - Банком развития Казахстана. Вот вам только две цифры: за последние пять лет в обрабатывающую (не сырьевую, подчеркиваю!) промышленность инвестировано 3 млрд. долларов. 40 процентов этой суммы предоставлено Банком развития Казахстана. А в кредитном портфеле банков второго уровня обрабатывающая промышленность занимает не более 10 процентов. Чувствуете разницу?

- Не могу не спросить о вашем самом известном заместителе Тимуре Кулибаеве. Как вам с ним работается? Нелегко, наверное, иметь в замах человека с такой фамилией?

- Как бы это банально ни звучало, но, поскольку наш фонд создан указом главы государства, постольку все его руководители - члены команды президента. Причем управленческий актив фонда - не один и не два человека, а трехуровневая система. Первый уровень - совет директоров: десять человек во главе с премьер-министром. Туда же входят министры, которых я вам перечислил, а также председатель правления. Есть еще три независимых директора - Ричард Эванс, Александр Мирчев и Гульжан Молдажанова. Это очень квалифицированные люди, руководившие крупными транснациональными корпорациями.

Поскольку наш фонд создан указом главы государства, постольку все его руководители - члены команды президента

Совет директоров назначает правление, куда помимо меня входят два моих заместителя - Тимур Кулибаев и Арман Дунаев. Тимура Аскаровича я считаю одним из крупнейших специалистов в сфере инвестиций и корпоративного управления. Он фактически создавал такую мощную государственную компанию, как "Казмунайгаз", хорошо знает другие отрасли экономики Казахстана. Так что о плюсах работы с таким профессионалом, думаю, говорить излишне. Арман Дунаев - блестящий финансист. Вопросами инвестиций у нас занимается Айдан Карибжанов, институтами развития и жилищными институтами - Кайрат Айткенов. Третий уровень управления - руководители нацкомпаний и институтов развития.

- Вы заявили, что ежегодно тратите 100 млн. долларов на развитие спорта. Зачем вам это? Деньги некуда девать? Или спорт - "общественная нагрузка", от которой не отвертишься?

- Не общественная нагрузка, а поручение президента нацхолдингу: помогать спорту высших достижений. Вообще-то мы такая же государственная "заначка", как Национальный фонд. С той лишь разницей, что Нацфонд предназначен для будущих поколений, а фонд "Самрук-Казына" просто обязан помогать поколению нынешнему. В том числе в развитии спорта. Возьмите тот же российский Татарстан, где крупные госкомпании активно финансируют спорт. И сегодня казанский футбольный клуб "Рубин" - чемпион России, хоккейный "Ак-Барс" тоже на первых ролях. Благодаря этому бренд "Татарстан" гремит далеко за пределами России. Вот и мы стремимся к этому.

Сегодня наша велокоманда "Астана" дважды победитель престижной гонки в мире "Тур де Франс", а Александра Винокурова за рубежом знают лучше, чем тех же функционеров нашего фонда. И это нормально. Мы взяли "Астану", когда после первых триумфов эта велоконюшня переживала не лучшие времена: от нее отвернулись многие спонсоры, лидеры команды были на грани ухода. А сегодня это одна из сильнейших велодружин в мире. Перед нами ставилась задача - создать своего рода визитную карточку Казахстана. И мы ее выполнили. А ведь кроме этого мы финансируем наш лучший хоккейный клуб "Барыс", футбольный "Локомотив", федерации бокса, тяжелой атлетики, волейбола, водного поло, думаем помогать баскетболу.

- Послушайте, но это же колоссальные расходы!

- Разумеется. На один только "Барыс" уходит 27 миллионов долларов в год (что на фоне других клубов Континентальной хоккейной лиги совсем немного). Но мы рассчитываем, что наши спортивные активы со временем принесут отдачу. Ведь они способствуют узнаваемости страны в мире, а узнаваемость, в свою очередь, - гарант новых инвестиционных потоков в нашу экономику. Кстати, те же трансляции этапов "Тур де Франс" собирают у телеканалов до миллиарда зрителей. Разве это не стоит серьезных вложений? Так что спорт - это большая политика в любом государстве, на которой не нужно экономить.

НОВОСТИ
Подпишитесь на нашу рассылку!
только актуальные статьи
на тему личных финансов

​​

наверх

123