Авторизация

x
Логин :
Пароль :
Войти через

"Грязные деньги" сдадут в госхимчистку

29 Январь 2010 0 653 (с) and.kz

В начале марта в силу вступает закон «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных незаконным путем, и финансированию терроризма». Несмотря на то, что до его вступления еще полтора месяца, он уже вызвал у профучастников вопросы. На некоторые из них «&» попросил ответить зампредседателя Национального банка Данияра Акишева.

- Данияр Талгатович, на ваш взгляд, насколько эффективным будет этот закон для регулирования финансового рынка?

- Не забывайте, что Казахстан - транзитная страна и мы находимся в непосредственной близости от районов с высоким уровнем наркотрафика и повышенной террористической деятельности. С учетом этих факторов принятие соответствующего закона для Казахстана - актуальная задача. Здесь очень важно понимать, что речь идет не о том, что Казахстан воспринимается как страна, которая способствует тем или иным проявлениям терроризма, а о том, что географическая близость к политически неустойчивым странам и большая собственная территория требуют повышенного контроля.

В Казахстане должна быть правовая база для ограничения подобных явлений, потому что на данный момент этим вообще никто не занимается. За вопросами налогообложения следят налоговые органы, за вопросами правильности ведения бизнеса - финансовая полиция, но системного мониторинга всех проводимых операций нет. И закон о противодействии легализации доходов можно назвать первым значительным шагом по созданию такой правовой базы. Это свидетельствует о том, что Казахстан является демократическим государством и признает необходимость контроля за такими потоками, к тому же это служит укреплению положительного имиджа Казахстана в мировом сообществе.

- Чем руководствовалась рабочая группа при установлении пороговых значений?

- Существуют различные подходы к этому вопросу: некоторые специалисты считают, что данные значения оптимальны, другие полагают, что они слишком низкие. Я опираюсь на ту работу, которую проделали и правительство, и рабочая группа, и поэтому сейчас сомневаться в адекватности пороговых сумм не вижу смысла. Хочу напомнить, что при разработке закона изучались реальные денежные потоки и экономические предпосылки его введения в Казахстане, и именно эти пороговые значения позволяют обеспечить реальный охват операций. Если поднять порог выше, например за счет дробления каких-то крупных операций на мелкие, то у игроков появится возможность уйти от мониторинга.

- Некоторые профучастники опасаются, что пороговое значение, в частности 45 млн тенге для рынка ценных бумаг, слишком занижено и может отпугнуть крупных частных инвесторов...

- Законодательство по проблемам отмывания денег действует в большинстве развитых и развивающихся стран. И заявления о том, что крупные инвесторы уйдут, поскольку будут рассматривать это как препятствие для своей деятельности, больше продиктованы опасениями, связанными с ухудшением инвестиционного имиджа страны. Но я не считаю, что эти угрозы обоснованны. Напротив, принятие законопроекта работает на положительный имидж Казахстана в мировом финансовом сообществе.

К тому же здесь не идет речь об ограничении операций. Системы валютного регулирования и финансового мониторинга направлены на статистический мониторинг проводимых операций. Другой вопрос, какая дополнительная информация может потребоваться в этом случае, но на первичном этапе это не является основанием для оценки ухудшения климата для инвесторов.

- По вашему мнению, как принятие закона отразится на потребителях финансовых услуг?

- При подготовке этого закона был использован принцип «знать своего клиента». Речь идет о банках, о страховых организациях, пенсионных фондах, о нотариусах и адвокатах. Если мы изначально признаем, что большинство операций не связано с противозаконной деятельностью, клиентам не стоит опасаться того, что к ним будет применен «прессинг» для предоставления информации. Вопросы возникнут, если не вполне ясной окажется природа операций или же сумма не будет соответствовать обычной практике. И здесь не стоит опасаться за конфиденциальность сведений - информация не будет использоваться для решения каких-то частных проблем, поскольку собирается государственным органом. Понятно, что увеличивается нагрузка на банки, которые являются основными участниками платежной системы, - они должны будут эту информацию каким-то образом передавать в соответствующие органы.

- Не могли бы вы рассказать о том, как данный закон работает в других странах? Действительно ли он помог решить проблему отмывания денег?

- Рекомендации Специальной финансовой комиссии по проблемам отмывания капиталов (FATF) учитываются достаточно давно. Я не буду говорить конкретно по странам, а отмечу две основные схемы, по которым ведется борьба с легализацией незаконных доходов. Первая цепочка выстроена достаточно просто: органы, регулирующие финансовые услуги, подают информацию непосредственно в правоохранительные структуры. При использовании второго варианта создаются так называемые службы «финансовой разведки», органы финансового мониторинга. В Казахстане такой орган создан при Министерстве финансов, а эффективность его работы напрямую зависит от правового поля. В данном случае закон принят, но эффективность работы комитета по финансовому мониторингу зависит и от того, насколько эффективны будут подзаконные правовые акты, какая юридическая и правовая основа будет у этого органа. Я думаю, его деятельность можно будет оценивать по прошествии времени.

Елена Дмитриева

НОВОСТИ
Подпишитесь на нашу рассылку!
только актуальные статьи
на тему личных финансов

​​

наверх

123