Авторизация

x
Логин :
Пароль :
Войти через

Долевое строительство предлагается полностью запретить

22 Август 2009 0 683 (с) panorama.kz

Он также продолжает придерживаться личного мнения относительно целесообразности слияния АФН и Нацбанка в будущем

3 августа председатель правления ФНБ "Самрук-Казына" Кайрат КЕЛИМБЕТОВ дополнительно прокомментировал для журналистов ситуацию с предпринятыми антикризисными действиями и дальнейшими планами фонда.

Относительно хода реструктуризации долгов БТА и Альянса г-н Келимбетов сообщил следующее. Комитет кредиторов БТА проведет встречи в Казахстане 18 августа и двумя главными документами, которые будут предложены вниманию его членов, станут новый бизнес-план развития банка и план действий по проблемным активам. Последнее может стать одной из наиболее интересных тем для внешних кредиторов, учитывая, что механизм реструктуризации, возможно, будет предусматривать разделение сверхплановых доходов от таких активов между ними и банком в определенной пропорции, например 50 на 50. При этом речь идет, прежде всего, о внешнем кредитном портфеле БТА. Г-н Келимбетов повторил оценки, согласно которым данный портфель объемом в $6 млрд на 85% состоит из кредитования девелоперских проектов в Москве. В свою очередь в данном кредитовании примерно 90% приходится на структуры, связанные с бывшим руководством банка, несмотря на строгие ограничения на этот счет, существующие в законодательстве. Имеющиеся прогнозы по возвратности этих активов гласят о возможности получения не более 20%, причем не ранее чем через 3 года, учитывая дополнительные сложности, обусловленные тем, что речь идет о других государствах, в то время как процедуры по возврату иногда крайне сложны даже в Казахстане. Так что у банков и кредиторов здесь крайне мало оснований для оптимизма. Характеризуя сами проекты, председатель правления констатировал, что они представляют собой котлованы и трижды перезаложенные в различных банках участки земли. А участок в Татарстане явно приобретен по завышенной стоимости. Суммарно "дырка" в капитале банка оценивается менеджментом примерно в $10 млрд, что позволяет говорить едва ли не о антирекордах в том числе в международном масштабе, где БТА оказался на 2-3-х местах после ставшего всемирно известной финансовой пирамиды Медоффа, где потери кредиторов составили $60 млрд. (Получается, однако, что "дыра" в капитале БТА превышает практически в два раза не только кредитование связанных лиц, но и весь внешний портфель, и, очевидно, все проблемы не могут быть списаны только на кредитование аффилированных строительных проектов).

В Альянсе, по словам г-на Келимбетова, ситуация несколько иная, хотя и там предстоит работа по возвращению гарантий на сумму $1,1 млрд, и "выявляются новые злоупотребления", однако внешний портфель был невелик.

Следует отметить, что кредиторы совершенно не заинтересованы в банкротстве банков, поскольку, согласно произведенным расчетам, они могли бы в этом случае вернуть не более 3 центов с доллара по Альянсу и немногим более 0 центов по БТА. Пострадавшей стороной при банкротстве БТА стал бы и "Самрук-Казына", вливший в него очень значительные средства, и благодаря депозитам которого, собственно, банк до сих пор поддерживается на плаву при том, что отток составил беспрецедентные миллиард долларов за месяц. Последствия банкротства БТА (если бы состоялось оно, а не вхождение государства в капитал) были бы катастрофичны для всей банковской системы, учитывая и долю банка на рынке депозитов и то, что в нем был открыт примерно 1 млн счетов и на него было завязано примерно 25% всей платежной системы.

Общий расклад средств, выделенных "Самрук-Казына" из Национального фонда, выглядит таким образом. Около $4 млрд или, по действовавшему курсу, Т476 млрд, было выделено на капитализацию банковской системы, $2 млрд - на решение проблем дольщиков и строительной отрасли, $1 млрд - на фондирование кредитования МСБ, $1 млрд - на рефинансирование ипотечных кредитов, еще $1 млрд - на дополнительную капитализацию БРК, финансирующего индустриальные проекты. В отношении использования средств Нацфонда обеспечена, как заверил г-н Келимбетов, полная транспарентность.

Отвечая на вопросы журналистов, касающиеся возможного использования средств Фонда стрессовых активов, глава ФНБ продемонстрировал, скорее, скептическое отношение к этой перспективе. По его словам, в октябре прошлого года, когда стало ясно, что банки нуждаются в серьезной поддержке, анализировались все три варианта: прямая докапитализация, косвенная, ассоциирующаяся как раз с Фондом стрессовых активов, и частичное участие в капитале банков. Пока реализуются первый и третий путь. Что касается привлечения Фонда стрессовых активов, то имеющийся международный опыт по этому поводу неоднозначен. Правительство в определенный момент решило, что фонд будет его резервом. Г-н Келимбетов также отметил, что в ходе последнего обсуждения (комментарии делались после отчета регуляторов финансового рынка перед главой государства) решено вновь возвратиться к теме фонда, учитывая динамику, связанную с качеством кредитных портфелей. Тем не менее ясности относительно того, как мог бы действовать этот институт, пока нет. Планировалось, что его функции должны были быть связаны с выкупом плохих активов с дисконтом (неясно, правда, каким образом может определяться его величина), либо с премией (очевидно, по отношению к номиналу). При этом фонд берет на себя основные убытки. По мнению г-на Келимбетова, такая схема могла бы быть применена в каких-то отдельных случаях, прежде всего по отношению к БТА и Альянсу, где с двух сторон взаимодействовал бы госменеджмент, что заметно облегчило бы взаимопонимание. Кроме того, он отметил, что нельзя возлагать слишком много надежд на фонд, сформированный в размере полумиллиарда долларов, учитывая, что "плохие кредиты достигли нескольких миллиардов".

После комментария главы Нацбанка Григория Марченко, который считает тему слияния возглавляемого института и АФН не слишком актуальной в данный момент, г-н Келимбетов, инициировавший это обсуждение, подчеркнул, что речь шла только о его личной точке зрения, которая совершенно не обязательно будет реализована, тем более в этом году. Тем не менее он повторил свою аргументацию и добавил некоторые новые доводы, указав, что в нынешней системе существуют две разные регулирующие структуры, от которых зависит развитие ситуации в проблемных банках. Нацбанк может оказать реальную помощь, предоставив ликвидность через механизм "репо", в то же время всей информацией о том, что происходит, обладает, скорее, АФН. Еще одним аргументом является то, что в Британии, с которой копировалась схема с двумя регулирующими структурами, в палате лордов обсуждается возможность обратного слияния. Г-н Келимбетов также вновь упомянул об актуальности для Казахстана турецкого опыта, где после преодоления одного из кризисов с помощью средств МВФ введена система ответственности руководства банков, предусматривающая возможность очень жестких санкций со стороны регуляторов.

Отвечая на вопросы журналистов по поводу появившихся опасений в связи с ростом прямого участия государства в экономике (речь идет прежде всего о реальном, а не о финансовом секторе), председатель правления на примере казахстанских НПЗ отметил, что частные инвесторы не инвестировали достаточных средств для того, чтобы на них появилась глубокая переработка нефти, а государство будет делать это. В целом комментарии на тему индустриальных проектов и экономической диверсификации исходили из посыла, что деньги есть только у государства и, возможно, крупных компаний, таких как ENRC или "Казахмыс", с которыми возможна совместная работа по созданию новых технологических переделов. При этом очевидно, что большинство государственных инвестиционных проектов будут связаны либо с развитием инфраструктуры, либо с появлением новых переделов, например там, где имеется сырьевая база и крупные производства. Речь может идти о нефтехимии, химической промышленности и металлургии. При сравнении с в чем-то похожими по модели развития странами - Австралией, Канадой и Бразилией - становится, на взгляд г-на Келимбетова, очевидным, что Казахстан имеет сопоставимый с ними уровень добычи на душу населения, но значительно отстает на стадии глубокой переработки и находится далеко позади в развитии технологий и производств, ориентированных на добывающие отрасли. В целом же, что касается диверсификации высокотехнологичных и никак не связанных с сырьем отраслей, здесь не следует ожидать слишком больших прорывов. Действия государства должны быть направлены главным образом на человеческий капитал и появление соответствующих специалистов и технологий. Г-н Келимбетов разделяет точку зрения о том, что как раз в этой сфере высока вероятность неправильных инвестиционных решений, и то, какая технология будет перспективна в будущем, не удавалось спрогнозировать даже Японии и Южной Корее. Целью созданных институтов развития в этой области является поддержка частных инициатив и оценка каждого из предложений с точки зрения того, что может предложить инициатор, в том числе в плане вложения собственных средств и привлечения сильных партнеров. Г-н Келимбетов также отметил, что в прошлую пятницу состоялось подписание соглашения о первых пяти миллиардах "китайских" долларов из $10 млрд, о которых Президенту РК удалось договориться в ходе визита в Китай. Соглашение подписано БРК и китайским Эксимбанком. За счет этих $5 млрд будет финансироваться приобретение "МангыстауМунайГаза", а также строительство нефте- и газопроводов в Китай. Существуют предварительные договоренности, что вторые $5 млрд будут использованы для финансирования ненефтяных проектов, очевидно, в ключе реалистической индустриализации и развития новых переделов.

Среди комментариев, посвященных ситуации в сфере строительства и на рынке недвижимости, можно отметить, в первую очередь, мнение г-на Келимбетова, что использование схем, связанных с долевым финансированием, должно быть запрещено, даже несмотря на появление усовершенствованного механизма. Как он считает, в долевых схемах заложена изначальная ориентация и инвесторов, и строителей на значительный рост стоимости строящейся недвижимости, что может приводить к появлению новых пузырей. Здоровыми альтернативами являются ипотека (для тех заемщиков, у которых есть соответствующие возможности), система стройсбережений и жилищно-строительные кооперативы. Главные надежды, однако, возлагаются на возникновение более структурированного рынка арендного жилья. Старт этому может быть дан после появления у Фонда недвижимости "Самрук-Казыны" примерно 14 тысяч квартир в Астане и Алматы, которые будут использованы для долгосрочной аренды с правом последующего выкупа. Причем, по предварительным оценкам, ежемесячный платеж семьи за трехкомнатную квартиру в рамках механизма составит около 100 тысяч тенге. Аккумулируемые средства должны позволить развиваться Фонду недвижимости и создавать сектор аредного жилья в наиболее растущих областных центрах.

Николай ДРОЗД

НОВОСТИ
Подпишитесь на нашу рассылку!
только актуальные статьи
на тему личных финансов

​​

наверх

123