Авторизация

x
Логин :
Пароль :
Войти через

БТА на всех парах идет к консервации или банкротству

21 Март 2009 0 561 (с) krizis.vse-est.com

По его словам, до захода государства в банк ему требовалась поддержка всего в $200 миллионов краткосрочных кредитов от Нацбанка, причем только на месяц - до конца февраля, а правительство закачало уже почти $3 миллиарда, и сжигание средств продолжается. Такое мнение высказал г-н Солодченко в интервью агентству КазТАГ.

По просьбе Международного информационного агентства КазТАГ экс-председатель правления «БТА Банка» Роман Солодченко дал интервью Данияру Темирбаеву по телефону:

- Прежде всего, хотелось бы узнать, с чем связан ваш уход из банка?

- Мой уход связан с тем, что я не хотел принимать участие в развале банка. А то, что он происходит, не вызывает сомнений. Когда правительство вошло в банк, даже для меня неожиданно быстро сама природа банка поменялась.
Он превратился из частного банка, лидера банковского рынка в государственную организацию со всеми вытекающими отсюда последствиями. Как любая государственная организация, он стал работать не на эффективность, не в интересах вкладчиков, а в интересах самой организации, то есть на поддержание организации, накачивание ее ресурсами, может быть, в чисто карьерных интересах.

Ну и прелести, связанные с госструктурами, - протекционизм и т. д. - начали проявляться буквально через неделю после захода правительства.

Второй момент: те средства, которые уже закачали в банк, являются беспрецедентными в части объема финансовых ресурсов, когда-либо потраченных государством на поддержание какого-либо института. Понятное дело, что при продолжении негативных тенденций начнутся поиски виновных - на кого списать потраченные средства, поскольку у нас система выстроена так, что государство может любого человека сделать виноватым. Или, наоборот, любого человека вывести из-под ответственности. Скорее всего, все грехи и суммы, потраченные на банк, будут списаны на ошибки старой команды.
После работы на государство и в государстве у меня нет никакого доверия к государственной системе. И я посчитал для себя лучшим уйти именно в этот момент.

- Как вы относитесь к факту возбуждения уголовного дела в отношении экс-главы совета директоров «БТА Банка» Мухтара Аблязова и первого заместителя председателя правления Жаксылыка Жаримбетова?

- Это подтверждает мой ответ на ваш первый вопрос. Начинаются поиски виновных. Также могу сказать, что решение о возбуждении уголовных дел было принято в конце первой недели февраля - после того, как государственная команда зашла в банк и в него закачали $1,7 млрд. За первую неделю $1 млрд разошелся на погашение депозитов и текущие клиентские платежи. В этот момент стало понятно, что есть вероятность того, что вопреки первоначальному сценарию $1,7 млрд могут не удержать банк. И как только стала понятна эта картина, то сразу возникла необходимость искать виновных в этой ситуации. Думаю, именно после этого было принято решение о возбуждении уголовных дел.

- Все-таки Аблязов был акционером «БТА Банка»? И министр финансов Жамишев, и глава АФН Бахмутова, и руководитель «Самрук-Казына» Келимбетов обращали внимание на неясность вопроса «Является ли Аблязов акционером банка?». Да и, по данным КАSЕ, невозможно было понять, кто все-таки являлся до национализации мажоритарным акционером банка.

- Реестр наших акционеров всегда был открытым документом, но дальнейшая структура акционеров всегда вызывала вопросы и обсуждения. Но та позиция, которую Мухтар Кабулович занимал в банке, и то, как банк работал, подтверждает мысль о том, что Аблязов был акционером банка.

- Мажоритарным акционером банка?

- Как акционер банка, как заинтересованное лицо, он принимал решения. Это я могу сказать как менеджер. Акционерные дела всегда были прерогативой совета директоров и лично Мухтара Кабуловича. Я в акционерные вопросы особо посвящен не был.

- То есть он был именно мажоритарным акционером банка, владел контрольной долей?

- Не могу сказать, не имея подтверждающего документа на руках. Думаю, этот вопрос лучше адресовать непосредственно Мухтару Кабуловичу.

- Как вы в целом оцениваете текущее состояние «БТА Банка»?

- Думаю, что банк неизбежно движется к консервации или банкротству.

Ошибка заключалась в том, что государство вместо поддержки банка взяло на себя функцию управления им. И получилось, что из старой управленческой команды часть людей ушла сразу, часть, по сути, заняла выжидательную позицию. Потому что новая управленческая команда зашла очень активно в банк, и сигналы были отправлены такие: «Вы пока сидите, мы сейчас разберемся, потом уже будем говорить, куда и как двигаться».

В принципе, в любом банке и с любой командой такая передача, на мой взгляд, невозможна. К ней обычно долго готовятся, и сам процесс передачи в управление занимает не меньше года. Если государство заходит в банк и делает это так резко, как оно зашло в БТА, тогда необходимо было сразу объявлять решение о консервации банка и тогда же полностью внедрять государственную команду.

В нашем случае получился какой-то дебильный вариант. Государство не остановило работу банка. При этом полностью поменяло управление и попыталось на ходу разобраться, что же с ним делать.

- Как, по вашему мнению, были нарушены какие-то нормативы при входе государства в банк?

- При заходе были нарушены два фундаментальных принципа - договоренность и доверие. Во-первых, заход государства в банк не обсуждался ни с акционерами, ни тем более с клиентами. Поэтому не было доверия ни к государству, ни к новой команде. Негативные тенденции, которые активно последовали уже в первую неделю после захода государства, не удалось остановить тем объемом средств, которые государство закачало в банк. А для государства было уже слишком поздно давать задний ход, потому что, я думаю, на кону стоят карьеры достаточно высокопоставленных чиновников в нашей стране, которые участвовали в принятии решения.

Поэтому сейчас продолжается просто накачивание банка ликвидностью, не считаясь с потерями. Депозиторы, насколько мне известно, продолжают снимать вклады. Самые расторопные клиенты сразу приостановили погашение по кредитам, и на сегодня этот процесс не отлажен. И количество невозвратов по кредитам растет. Плюс еще идут погашения иностранным кредиторам, которые тоже достаточно сильно нервничают по поводу того, насколько государство или новая команда смогут выполнить свои обещания. Мы уже видели кредиторов, которые были готовы предъявить требования о досрочном погашении.

- Есть ли ресурсы для того, чтобы рассчитываться по этим долгам?

- Могу сказать, что из трех источников, которыми государство могло бы погашать внешние обязательства банков перед кредиторами, а именно поступления от портфеля, депозиты и господдержка, работает только один. Понятно, что на него приходится основная нагрузка. Государство вынуждено закачивать все больше и больше средств. А это значит, что в какой-то момент у казны больше не останется ресурсов для поддержки банка - сумма достигнет того размера, при котором будет принято политическое решение - консервировать банк, не считаясь с последствиями.

На момент до захода государства та поддержка, которая нам требовалась, и которую мы просили, составляла $200 млн краткосрочных кредитов от Нацбанка до конца февраля. Плюс открытая кредитная линия на $200 млн. Государство вошло в банк, сразу закачав $1,7 млрд. На сегодня, насколько мне известно, эта сумма подбирается уже к $3 млрд. Тем не менее негативные процессы не остановлены, идет только сжигание средств.

- Есть ли у банка возможность спокойно рассчитаться по внешним долгам в 2009 году? Насколько необходима БТА реструктуризация долгов? Нуждается ли он вообще в этом?

- Я уже сказал, что из трех факторов притока денег два не работают - депозиты и портфель. Работает только господдержка. Причем господдержка, как я говорил, определяется не интересами вкладчиков и не эффективностью работы банка, а интересами людей, принимавших решение о заходе государства в банк.

Как только будет принято решение о консервации, на счетчике высветится цена ошибки, которая была допущена при принятии этого решения. И уже сегодня понятно, что эта цена будет такой, что мало не покажется.
Поэтому я бы очень пессимистично оценил возможности банка рассчитаться по долгам.

Что касается реструктуризации, то она необходима, как и любому банку в таких условиях. Достаточно посмотреть, по какой цене торгуются наши бумаги на рынке, чтобы понять - да, их нужно реструктурировать.

В ситуации, когда иностранные кредиторы нервничают и не уверены в том, будут ли погашаться их долги, новая команда банка не может начать разговоры о реструктуризации долга. Она должна подтвердить свою репутацию. Поэтому, я думаю, было принято решение о том, чтобы мартовские долги, а это около $1 млрд «Темирбанка» и БТА гасить в полном объеме. А дальше уже вести переговоры по их реструктуризации. У меня нет уверенности в том, что до начала разговоров о реструктуризации объем средств, закачанных в банк, не достигнет той критической цифры, при которой будет принято решение о консервации.

- Возможна и необходима ли вообще продажа банком своих внешних активов для улучшения долговой нагрузки?

- Она, безусловно, необходима, но вряд ли возможна. Потому что рынок находится внизу, и продавать их сейчас бессмысленно.

- По вашему мнению, кто в конечном счете станет бенефициаром контроля над БТА? Насколько реален интерес к нему российского Сбербанка?

- В момент захода государства в банк было сделано объявление о том, что правительство будет вести переговоры со Сбербанком по продаже мажоритарного пакета, и намерено привлечь его в качестве стратегического инвестора. Сам по себе шаг правильный и понятный.

Коль скоро правительство не может эффективно управлять банком, то правильно привлечь сильного инвестора, который бы взял управление на себя. Но проблема заключается в том, что опять-таки новая команда не учла того, как быстро будет вымываться ликвидность из банка.

Была какая-то надежда на то, что БТА удастся дотащить до момента, когда Сбербанк примет решение, и с этого момента траты госказны закончатся, а все остальные задачи по закачиванию денег в банк лягут на плечи Сбербанка. Но Сбербанку для принятия такого решения нужно два месяца как минимум. Поскольку раньше апреля ожидать окончания due diligence (аудит для определения стоимости инвестиций. - КазТАГ) и какого-то серьезного рассмотрения вопроса Сбербанком не приходится. А до середины апреля счетчик тикает ежедневно - сумма растет ежедневно.

Я также слышал, возможно, будет принято решение о том, что Сбербанк войдет из соображений политической поддержки. Но боюсь, что цена вопроса будет настолько высока, что политические соображения могут не перевесить.

- Вы думаете, что Сбербанк может просто отказаться от БТА, учитывая нынешние рыночные условия?

- Мы уже прошли точку невозврата, когда можно было бы удержать банк, не сократив портфель, и двигаться дальше. Эту точку мы прошли, и прошли давно. Сегодня ни новая команда, ни Сбербанк, если он решит войти в БТА, ни даже если вернется старая управленческая команда, банк удержать не смогут. Негативные тенденции зашли слишком далеко.

- Известно ли вам о давнем интересе к БТА Болата Утемуратова? Давно ходят слухи, что он якобы в конце 2008 года стал чуть ли не акционером банка.

- Я слышал эти слухи. И с КазТАГом мы тоже говорили на эту тему. И я сказал, что у нас нет никаких документов, которые могли бы подтвердить или опровергнуть эту информацию.

Я знаю, что переговоры с Болатом Джамитовичем велись акционерами. Но чем они закончились, не могу сказать. По реестру у нас никаких изменений не проходило.

- Сейчас у казахстанских банков немало дыр в балансах. В этих условиях есть ли какая-то надежда, что государственные средства, выделенные крупнейшим банкам, действительно дойдут до субъектов бизнеса, экономики? Есть ли смысл банкам в нынешних условиях увеличивать кредитование и вообще проявлять какую-то кредитную активность?

- Это зависит от каждого конкретного банка. В условиях кризиса всегда госрасходы росли с тем, чтобы поддержать экономику. И каким образом эти средства будут направляться, - через финансирование больших инфраструктурных проектов напрямую государством или через банки на поддержку МСБ, - уже не суть важно. В целом направление государственных денег в экономику - это позитивный фактор. Но, как всегда, многое зависит от ситуации.

Ситуация с БТА: прежде чем говорить о наращивании объемов кредитования, надо разобраться с портфелем, понять, кто из кредиторов способен гасить кредит и отсеять тех, кто не способен, и взять ситуацию под контроль. На сегодня ситуация с портфелем неконтролируемая. Если в этих условиях будет принято решение увеличить господдержку, что и происходит, те деньги, которые направляются на поддержку ипотечников, шансы велики, что эти деньги никогда не вернутся. Поэтому, если банк будет законсервирован, то возврат составит совершенно незначительный процент от закачанных денег.

НОВОСТИ
Подпишитесь на нашу рассылку!
только актуальные статьи
на тему личных финансов

​​

наверх

123