Авторизация

x
Логин :
Пароль :
Войти через

Казахстанский тенге пока не попадает в зону риска

2 Апрель 2012 0 882 (с) profinance.kz
Казахстанский тенге пока не попадает в зону риска

На этой неделе агентство Bloomberg сообщило о том, что среди глобальных инвесторов растет спрос на валюты развивающихся стран, в то время как доллар, евро или японская иена потеряли интерес к себе, сообщает газета Литер.

Причина паранормального явления заключается в том, что макроэкономическая ситуация в таких развивающихся странах, как Казахстан, лучше, чем в индустриально развитых государствах, где процент безработицы высокий и процентные ставки банков не растут.

В 2011 году объемы торгов валютами emerging markets (валюты так называемых «фронтиров» - пограничных рынков с очень высокими рисками и потенциально большой доходностью. - Ред.) на Чикагской товарной бирже (CME) увеличились на 42%. Как говорится в сообщении Bloomberg, операции по российскому рублю увеличились втрое, мексиканский песо вырос на 45%, а бразильский реал - сразу на 425% . Наилучшую динамику среди 170 валют мира показал колумбийский песо и польский злотый. Популярность последней валюты интересна тем, что Польша является членом Евросоюза, где из-за Греции и других проблемных стран наблюдается негативная экономическая динамика. Однако Варшаву неурядицы обошли стороной. Польша сейчас переживает инвестиционный бум и демонстрирует уверенный рост экономики благодаря тому, что не успела войти в «зону евро». Что же касается единой европейской валюты, то, по данным Bloomberg, объем торгов по ней, а также по японской иене и швейцарскому франку не изменился.

Причина паранормального явления заключается в том, что макроэкономическая ситуация в таких развивающихся странах, как Казахстан, лучше, чем в индустриально развитых государствах, где процент безработицы высокий и процентные ставки банков не растут.

Инвестиционная привлекательность валют уже привела к их росту. Так, кенийский шиллинг по отношению к доллару США подорожал на 29% в с октября прошлого года, когда он находился на рекордно низкой отметке, а чилийский песо вырос в паре с долларом на 6,2% с начала 2012 года.

«Мы наблюдаем увеличение спроса и интереса к валютам «фронтирных» рынков и стран с развивающейся экономикой в противовес развитым странам», - сообщил агентству Bloomberg глава отдела управления валютной стратегией Investec Asset Management Ltd. в Лондоне Танос Папасаввас.

За развивающиеся страны можно порадоваться, но на самом деле для оптимизма поводов мало. Информация Bloomberg заставляет вспомнить кризис в Азии конца 90-х годов, когда валюта Таиланда обесценилась. По версии властей, причиной стала интервенция на валютном рынке Джорджа Сороса, а проще говоря, спекулятивного капитала. Экономика азиатских стран развивалась более динамичными темпами, чем США или Японии, регион переживал бум. Естественно, это вело к укреплению местных национальных валют, на которых поспешили заработать деньги хедж-фонды. Они приобретали валюты по низкой цене и ждали их укрепления, после чего скупали на них доллары. Это нормальный процесс, но он столкнулся с решением ФРС США поднять процентную ставку, после чего инвесторы стали стремительно избавляться от тайской валюты, что привело к ее резкому обесцениванию.

Не постигнет ли подобная участь развивающиеся рынки, в том числе Казахстан?

Понятно, что ситуация в разных странах выглядит по-разному, но общие правила для всех сохраняются - это риски, связанные со спекулятивным капиталом. Хотя эксперты Bloomberg говорят об интересе к валютам «фронтиров», не думаем, что тенге для них представляет интерес. Поскольку проблема заключается не в макроэкономических показателях страны, которые действительно выглядят заманчивыми, а в консервативной монетарной политике Нацбанка РК.

Казахстан на фоне остального мира последние два года демонстрирует стабильный рост ВВП, который составляет 6%. Однако на тенге большее влияние оказывает не динамика главного экономического показателя, а, скорее всего, внешняя торговля. Хотя кризис отдохнул на мировой экономике, тем не менее это не сильно сказалось на падении цен на нефть и сырьевые ресурсы. К примеру, цены на энергоресурсы вернулись к уровню 2007-2008 годов, и сегодня за баррель нефти марки Brend, как и три года назад, просят $124. Все это ведет к росту капитализации внешней торговли Казахстана. Мы не стали существенно больше производить, но зато стали больше получать дохода от продаж.

«Если ситуация на внешних рынках будет продолжать оставаться такой (цены на сырье будут продолжать оставаться высокими), то, соответственно, укрепление тенге может продолжаться не один год», - отметил год назад глава Нацбанка РК Григорий Марченко.

Однако этого не произошло. В 2011 году внешнеторговый оборот по сравнению с предыдущим годом вырос на 40% и составил $126,2 млрд. При этом экспорт увеличился на 48% ( $88,1 млрд), а импорт - на 25% ($38,04 млрд), в итоге положительное сальдо выросло сразу в 1,7 раза и достигло $50,08 млрд. Такой денежный дождь не мог не отразиться на курсе тенге, который должен был укрепляться. Несмотря на то что Нацбанк РК расширил валютный коридор (от 145 до 151 тенге за доллар), тенге сохранил стойкость. Более того, в 2011 году он даже ослаб на 0,6%, причина - превентивные меры банка первого уровня по сдерживанию укрепления тенге.

Курс тенге неадекватно отражает экономические тренды, т.к. он преследует иную цель - укрепление конкурентоспособности казахстанской экономики. И по этой причине выступает далеко не идеальным инструментом для спекулятивного капитала. Более того, Казахстан и дальше намерен придерживаться взятой на вооружение после глобального кризиса 2008 года стратегии.

«Внешние условия могут спровоцировать девальвацию валют наших торговых партнеров. Поэтому Нацбанку с правительством надо эту ситуацию отслеживать, обеспечить оптимальный курс тенге для конкурентоспособности продукции наших экспортеров», - отметил в январе глава государства Нурсултан Назарбаев.

Очевидно, что «тайский синдром» нам не грозит. По крайней мере, до тех пор, пока валютные спекулянты не найдут способа заработать на конкурентоспособном курсе тенге. Теоретически это тоже возможно, но в более отдаленной перспективе с условием полного выздоровления глобальной экономики, когда она станет показывать стабильную динамику роста. А пока она сохраняет противоречия, говорить о наполеоновских планах рано. Для любителей ловить рыбу в мутной воде больший интерес должны представлять колебания доллара к евро. В прошлом году из-за дефицита бюджета США, который в политических кулуарах Америки приобрел острый характер, доллар резко подешевел по отношению к евро, а в текущем году из-за ситуации в Греции наблюдалась обратная картина. При этом заметим, что речь шла не о том, чья экономика оказалась лучше - США или Европы, а о том, чья финансовая система столкнулась с большими рисками.

Говоря о «ручном управлении» Нацбанка обменным курсом валюты, все-таки не стоит забывать, что он тоже таит в себе определенного рода риски. Здесь можно сослаться на опыт Белоруссии, где в прошлом году на 50% обвалилась национальная валюта. Нацбанк страны не удержал высокий курс белорусского рубля по отношению к доллару. Что же касается Казахстана, то для нас привлекателен слабый тенге, который усиливает позиции экспортеров. Игра на понижение ведет к тому, что Нацбанк РК совершает превентивные интервенции на валютном рынке, чтобы не дать укрепляться тенге. Стратегия подразумевает постоянные «закупочные кампании».

«Шесть миллиардов долларов, которые мы купили с начала (2011) года, это порядка четырех процентов ВВП. Это очень большие цифры», - сообщил год назад председатель Нацбанка РК Григорий Марченко.

А в феврале этого года, по словам главного банкира, было куплено « $1,2 млрд нетто на рынке, для того чтобы предотвратить укрепление курса». Как отметил в марте прошлого года Марченко, быстрое усиление тенге подогревает интерес со стороны любителей легкой наживы к казахстанской валюте. Тем самым глава Нацбанка держит данное ранее обещание: бороться со спекуляцией на валютном рынке.

«Мы думаем, что мотив для иностранных спекулянтов - его постепенно закроем», - сообщил еще год назад Марченко.

И все-таки интерес к национальным валютам динамично развивающихся стран говорит о том, что экономика третьего мира начинает усиливаться на глобальных рынках. А это положительная тенденция, вызванная глобальным кризисом. Другое дело, смогут ли новые «тигры», «слоны» и «антилопы» воспользоваться открывшимися возможностями - перевести стрелку инвестиционных интересов с валюты в реальный сектор собственных экономик. Проблема носит актуальный характер. В противном случае развивающиеся рынки обещают столкнуться с большими рисками. Поскольку укрепление национальной валюты без повышения производительности труда, во-первых, связано с ожиданиями спекулятивного капитала и поэтому не отвечает реальному положению дел, а во-вторых, формирует «мыльный пузырь», способный при неблагоприятном стечении обстоятельств лопнуть.

 

НОВОСТИ
Подпишитесь на нашу рассылку!
только актуальные статьи
на тему личных финансов

​​

наверх

123