Авторизация

x
Логин :
Пароль :
Войти через

Глава Нацбанка указал на недостаточный профессионализм экспертов-пессимистов, предрекавших огромный скачок инфляции и курса тенге после девальвации

15 Март 2009 0 636 (с) panorama.vkkz.com

Одним из главных, безусловно, следует считать относительно низкий уровень февральской инфляции, которая составила 0,8%, несмотря на проведенную девальвацию и установление Нацбанком нового валютного коридора. Такое развитие событий укладывается в дававшиеся центральным банком оценки о том, что инфляция в первый постдевальвационный месяц не будет экстремально высокой. Эти прогнозы, по выражению г-на Марченко, вызвали "крики, переходящие в визг", но пока гораздо точнее описывают события, чем предсказания оппонентов, грозивших автоматическим повышением всех цен на 25% сразу вслед за девальвацией. По словам главбанкира, налицо две тенденции, одна из которых связана с девальвацией, а другая с замедлением роста цен, которые привели к тому, что в январе была вообще самая низкая январская инфляция за последние годы - всего 0,3%. В феврале тенденция, касающаяся снижения покупательской способности, оказалась все же сильнее последствий девальвации, и, возможно, такая же картина сохранится в марте, хотя часть товаров с большой вероятностью будет дорожать.

Г-н Марченко указал на аналогичное проявление недостаточного профессионализма значительной части экспертов ("у которой черпают оценки СМИ") в части комментариев относительно курса нацвалюты. Они предсказывали, наряду с высокой девальвацией, и дальнейшее укрепление тенге - до 180 за доллар. Глава Нацбанка вновь повторил, что не ожидает второй волны девальвации, и курс тенге останется в объявленном коридоре в среднесрочном периоде. По его заверению, у центрального банка есть для этого все необходимые резервы, и ситуация на валютном рынке в настоящий момент была бы полностью стабильной, если бы не последствия вызванной спекулянтами активности 23-25 февраля. Как заметил г-н Марченко, достаточно сопоставить объемы торгов на бирже в последнюю неделю февраля, когда в ходе одной из сессий было продано $700 млн, и в первую неделю марта с последними днями, когда объемы сессий не превышали $100 млн. Он вновь повторил, что в январе обменные пункты продали примерно $2 млрд, а конвертация банковских тенговых депозитов в долларовые произошла на сумму примерно $3,5 млрд (в результате валютные депозиты физических лиц, существенно увеличившиеся за месяц, впервые за длительное время превысили тенговые). Эти цифры иллюстрируют то, насколько велики были девальвационные ожидания и насколько "неожиданной" была осуществленная девальвация. (Еще месяц приобретения иностранной валюты и конвертации депозитов, очевидно, значительно усиливал бы масштаб ожиданий неизбежной девальвации. - Н. Д.)

Отвечая далее на вопросы журналистов, г-н Марченко довольно подробно остановился на том, почему "большой" Нацбанк "прицепился" к "маленьким" небанковским обменным пунктам. Он пояснил, что считает небольшую группу владельцев обменных пунктов (около 10 в Алматы и 3-4 в Астане) причастными к возникновению волны девальвационных слухов. Именно эти пункты, работающие по ночам, на его взгляд, создали напряжение, в результате которого даже какая-та часть клиентов банков поверила в новую девальвационную волну и стала отдавать поручения конвертировать свои средства в доллары. При этом главная опасность для тенге, как ни странно, исходит в нынешней ситуации не от банков и их клиентов, понимавших неизбежность девальвации и успевших в течение декабря и января уйти в инвалюту, а именно от части обменных пунктов, рассчитывающих увеличить свои прибыли.

Что касается банков, то, очевидно, по мнению главного банкира, что средства госпрограмм не могут попасть на валютный рынок, поскольку это чревато серьезными неприятностями, учитывая степень контроля со стороны двух комиссий с участием правоохранительных структур и "Нур Отана", а также то, что крупнейшие БВУ приняли на себя соответствующие жесткие обязательства. Дополнительные доллары будут нужны банкам практически лишь для осуществления внешних выплат, потребности в которых достаточно понятны.

(Политика Нацбанка, таким образом, имеет определенную логику, поскольку он пытается влиять на то, что поддается влиянию и складывается под воздействием субъективных факторов, в отличие от валютных позиций банков и импортеров. Возможно, активность и даже некоторый эпатаж со стороны Нацбанка являются необходимой пропагандистской частью удержания коридора. Тем не менее не факт, что главным подходом в отношении валютных спекулянтов должны быть административные, а не рыночные методы. Понятно, что валютному рынку нужна "позиция силы" со стороны регулятора, но пока ее приложение не выглядит идеальным. - Н. Д. )

Окончательного решения относительно закрытия всех небанковских "обменников" и выхода с таким предложением в парламент, однако, нет. Между тем десятки обменных пунктов, которые, по их уверениям, не участвовали в создании паники, считают неправильным, что санкции коснутся всех участников рынка, а не конкретных виновников. Звучат и интересные предложения, одним из которых является, например, возможность для "обменников" продавать только ту валюту, которую они купили у населения, отказавшись от приобретения ее у банков. Еще одной перспективой остается увеличение требований к уставному капиталу обменных пунктов. Кроме того, по оценкам Нацбанка, в последние годы число банковских обменных пунктов росло значительно быстрее, чем небанковских. Количество последних составляет примерно 1200, что демонстрирует - проблема не так уж и остра. Кроме того, Нацбанк в результате недавних законодательных изменений получил право ограничивать маржу банковских "обменников", что на практике должно привести к сближению курсов продажи и покупки. На ситуацию на розничном рынке валюты также серьезно влияет непонятный уход с него "Казпочты", и просто ее возвращение снимет часть проблем, связанных с потребностями населения, там где нет отделений банков.

Национальный банк опубликовал на этой неделе информацию, связанную с размером золотовалютных резервов и активов Нацфонда. Эта статистика на сей раз получилась не очень показательной, поскольку не позволяет оценить - во сколько обошлись стране проблемы, обусловленные необходимостью стабилизации валютного рынка в преддверии и после девальвации. Крупные вливания из Нацфонда в экономику происходили путем перечисления валюты Нацбанку, который конвертировал эти суммы в тенге. В свою очередь тенговые заимствования Нацфонда "Самрук-Казыне" имеют совсем другой уровень рейтингов, рисков и ликвидности по сравнению с портфелем первого, порядка 90 процентов инструментов в котором могут быть реализованы в течение 48 часов. В свою очередь, новый тенговый портфель будет классифицироваться совершенно отдельно. В итоге чистые валютные запасы Нацбанка в СКВ даже увеличились в феврале - на 7,6%, или $1,2 млрд, а активы страны в целом, включая деньги Национального фонда, сократились на 9,2%, до $42 млрд (активы Нацфонда составили $22,3 млрд). Что касается тенговых активов Нацфонда, то они составляют как раз частичный аналог этого сокращения в Т621 млрд, размещенного в облигации ФНБ "Самрук-Казына" и "Казагро". На конец января активы Национального фонда составляли $27,764 млрд.

Николай ДРОЗД

НОВОСТИ
Подпишитесь на нашу рассылку!
только актуальные статьи
на тему личных финансов

​​

наверх

123